К литературеСоревновательная подготовка стрелкаНа Главную
Кедяров А.П. - "О соревновательной подготовке стрелка"

Кедяров А.П. - "О соревновательной подготовке стрелка"

Стрелок не зря ходит на тренировки, жжет патроны, тратит пульки и своё время. Когда-то эти занятия должны закономерно перейти в соревнования. Но если выпустить новичка на огневой рубеж без соответствующей предсоревновательной подготовки, результат может быть плачевным.

Кедяров А.П. - "О соревновательной подготовке стрелка". Соревновательная подготовка стрелка - советы тренеру по стрельбеКедяров А.П. - "О соревновательной подготовке стрелка"

Спорт высших достижений требует профессионального подхода к тренировкам и соревнованиям. Сами соревнования являются экзаменом мастерства, накопленного на тренировках. Результат выступления показывает, насколько была прочна базовая подготовка, чем занимался стрелок на тренировочных занятиях, какие задачи ставились и решались на них. Понятно, что мастерство приходит не сразу и зависит от многих факторов: мотивации спортсмена, двигательных способностей, заложенных Природой, материальной обеспеченности тира и грамотно построенных занятий.

Если тренер профессионально строит программу обучения, чередуя теоретические знания с практическим освоением выстрела, ученики быстрее прогрессируют в результатах. При освоении технических приёмов в период начального обучения имеют значение природные двигательные данные применительно к стрельбе, они способствуют разучиванию технических элементов выстрела. Тренировки носят направленность на постижение секретов десяточного выстрела, и пока напрямую не связаны с предстоящими волнениями турнирных ристалищ.

Главной задачей на этапе начального обучения является совершенствование навыков выстрела, обеспечивающих стабильное попадание в десятку. Психофизическое состояние стрелка на этом этапе воспринимается на подсознательном уровне, на него пока не обращается специального внимания. Просто идет наращивание чистоты и согласованности выполнения технических элементов выстрела.

Соревновательная подготовка стрелка - советы тренеру по стрельбе

Но стрелок не зря ходит на тренировки, жжет патроны, тратит пульки и своё время. Когда-то эти занятия должны закономерно перейти в соревнования. Но если выпустить новичка на огневой рубеж без соответствующей предсоревновательной подготовки, результат может быть плачевным.

Самурай не с рождения становился воином, он с детства проходил специальную подготовку. Сначала осваивал искусство фехтования на деревянных мечах, доводя до совершенства приёмы защиты и атаки, и только потом использовал навык тренировок в бою. Но вместе с тренировками на мечах он постигал Кодекс чести самурая, который будет служить ему идеологической основой жизни воина. С возрастом и постижением мастерства владения оружием он преодолевал чувство страха перед поединком с соперниками.

Воспитание спортсмена во многом отличается от самурайских традиций, поэтому современникам во многом приходится учиться на своих ошибках, наступая на невидимые грабли и набивая синяки и шишки. Ниже приведу примеры воздействия волнения на отдельных стрелков.

В начале 1973 года, после перевода из ГСВГ в Белорусский Военный Округ (декабрь 1972), я начинал тренировки в 9 утра, остальные «кабанятники» подтягивались к десяти – одиннадцати часам, поэтому некому было быть в блиндаже, чтобы запускать мишень, заклеивать пробоины и показывать их достоинство на табло. В команде был стрелок – солдат срочной службы, которого переводили с одного вида стрельбы на другой, с винтовки на пистолет, с пистолета – на движущиеся мишени (его фамилию называть не буду по понятным причинам). Старший тренер команды считал его бесперспективным.

Мне предложили этого стрелка в помощники, чтобы он включал мишенную установку и показывал пробоины. Поскольку в то время его перевели на движущиеся мишени, я счел справедливым давать и ему возможность тренироваться. Поэтому, когда я стрелял серию, он «гонял» мишень и показывал пробоины на табло, потом мы менялись ролями. В качестве благодарности за помощь в тренировках, я по отрывам пробоин определял явные ошибки в его технике выстрела и говорил, как их исправить. В конце концов, результаты моего помощника на тренировках стабилизировались на уровне норматива мастера спорта. Но на соревнованиях очки терялись из-за не совмещения пробоин с центром мишени. Во время стрельбы он не мог сообразить, каким барабаном куда крутить, чтобы своевременно внести поправку в оптический прицел.

Чтобы решить проблему боязни сделать не ту поправку, крутнуть барабан прицела не в ту сторону, я предложил ему записать в дневнике порядок внесения поправок в каждую сторону по вертикали и горизонтали на медленной и быстрой скоростях, чтобы пользоваться этой записью во время стрельбы. Он это сделал, но пошел дальше, и наклеил эту шпаргалку на приклад винтовки (не надо искать в дневнике нужную страницу). Другие стрелки смеялись над ним, но он не обращал внимания на их шутки.

В итоге выполнил норматив мастера спорта СССР, тем самым опровергнув сложившееся мнение о своей бесперспективности. Впоследствии он выступал за команду Группы Советских Войск в Германии (ГСВГ) и показывал зачетные результаты на соревнованиях.

Вывод: Своевременная подсказка помогает стрелку «обойти препятствие» и выйти на новый уровень результатов.

Следующий пример иллюстрирует воздействие волнения на стрелка при «повышении градуса соревнований» и способ решения этой проблемы на конкретном спортсмене.

В начале работы тренером (1984 г.) мне пришлось столкнуться с необычной задачей – решением проблемы выступления спортсмена на крупных соревнованиях. На соревнованиях ведомственного уровня он показывал результаты мастера спорта международного класса и гордился значком МСМК, а на чемпионатах и первенствах СССР, где происходил отбор в состав сборной команды СССР, не мог этого сделать.

Этим стрелком был Лузов Сергей. Он подошел ко мне и попросил помочь ему решить эту проблему, поскольку я в то время был старшим тренером Центрального Спортивного Клуба Армии (ЦСКА) и отвечал за успешное выступление армейских «кабанятников», а он стрелял за команду Белорусского Военного Округа. Поэтому вне сборов мы проводили тренировки на Минском армейском стрельбище в Уручье.

Я понаблюдал за ним в течение нескольких тренировок и соревнований и пришел к выводу, что он больше внимания обращает на внешние аффекты своего поведения на огневом рубеже, рисовкой перед зрителями, нежели на управление стрельбой. Выходил на огневой рубеж в черной шляпе с широкими полями, которая прикрывала длинные волосы, в ковбойских сапогах с высокими каблуками, чем сразу привлекал внимание других стрелков к своей персоне. После неудачного выстрела по привычке резко открывал затвор винтовки, стараясь делать это так, чтобы гильза летела как можно дальше.

Исходя из этих наблюдений, попросил его «сменить имидж», как сейчас говорят, объяснив, что на таких каблуках изготовка неустойчива, а это может повлечь отрывы пробоин от средней точки попаданий, проехался по остальному «прикиду» и т.д. В общем, как говорят замполиты в армии, провел политработу относительно смены ориентиров в стрельбе.

После этой вводной составил перечень задач на каждую тренировку, где наряду с описанием технических действий, требовал сосредотачивать внимание на оценке качества выполняемых действий, на согласованности технических элементов. При нескольких удачных выстрелах подряд просил запоминать это психологическое состояние, чтобы сделать его «рабочим фоном» стрельбы.

Постепенно поведение Сергея на огневом рубеже изменилось, вместо работы на публику он стал вдумчиво относиться к качеству своих действий. Через год сосредоточенных тренировок он вошел в состав сборной команды СССР.

Перед выездом на учебно-тренировочные сборы (УТС) я писал ему задания на каждый день, но поскольку планы УТС составлялись на месте проведения окончательной подготовки к международным соревнованиям, поэтому домашние заготовки не совпадали по дням. Пришлось перейти на совмещение домашних заданий с реальным планом сборов. В напутствии указывалось, над чем надо работать, и Лузов по своему усмотрению включал эти задания в план общей тренировки. На эти сборы руководством команды не возбранялось приезжать со своим планом, но было обязательным требование, согласовать личный план с общекомандным, объяснив тренеру группы, в чём состоит особенность «домашней заготовки».

Лузов показывал спортивный дневник, где на одной страничке по дням УТС в зашифрованном виде были записаны цифры и буквы с точками. На вопрос, что означают эти записи, он отвечал, что Кедяров запретил раскрывать их значение. Секрета, по большому счету, не было. Просто я предложил коротко записывать задания в дневнике. Мы условились обозначать большими цифрами номера основных компонентов выстрела, обозначенных на схеме «пирамида мастерства», через тире ставили цифры мельче по размеру, как составляющие элементы, а буквами – степень внимания в процессе выстрела.

Получалась такая «шпионская» шифровка, понятная нам обоим. Самостоятельная работа на сборах вынуждала его к анализу проделанной работы, повышению самооценки. В результате детальной проработки техники выстрела и применению приемов саморегуляции с одновременным самовнушением, он стал показывать стабильно высокие результаты, и на чемпионате Европы 1985 года стал серебряным призером, а на чемпионате мира 1986 г. в г. Зуле (ГДР) завоевал золотую медаль в олимпийском упражнении МВ-12.

В стрелковой практике мне пришлось столкнуться с еще одной проблемой, которая встречается у ветеранов спорта. В 1996 году команда Республики Беларусь готовилась к чемпионату Европы по стрельбе из пневматического оружия. Мне было интересно узнать прогноз выступления пистолетчиков у тренера, непосредственно готовившего их к этим соревнованиям. Я обратился к Г.Н. Волынскому, Заслуженному тренеру СССР с вопросом, как он оценивает шансы Игоря Басинского? На что он ответил, что шансы не высоки, поскольку Игорь давно выступает на соревнованиях, нервная система «износилась», травмы не до конца залечены и перешли в хроническую форму, и назвал еще много причин, которые служат препятствием для успешной стрельбы.

Я был не согласен (мысленно) с таким «диагнозом» и во время соревнований предложил Басинскому свою помощь без всяких условий, типа, пиши меня тренером, объяснив свое намерение тем, что просто хочу помочь ему, используя личный опыт из своей практики спортсмена и тренера в работе с Лузовым Сергеем. И потом, мне было интересно выяснить, есть ли закономерность в построении поэлементной структуры выстрела в разных по динамике выполнения упражнениях.

Игорь согласился начать тренировки по апробированной Лузовым методике. Само собой разумеется, совместная работа началась после его выступления на том чемпионате. Читатель может задать вопрос, а что общего в таких разных упражнениях, как стрельба по движущимся мишеням и медленными упражнениями, где время на выстрел не лимитировано, ограничено лишь общее время на выполнение упражнения?

Ответ прост. Общим является отношение к работе над выполнением выстрела. Стаж стрелка сокращает не усталость или «изношенность» нервной системы, причиной завершения карьеры во многом является монотонность однообразных тренировок, когда тренер не может предложить своему ученику ничего свежего, а сам стрелок – придумать ничего нового. В этом случае спортсмен на тренировках подобен белке в колесе, привычно «бежит» по кругу, выполняя заученные действия механически, не вникая в суть выполнения элементов выстрела, реагирует по привычке на отметку пробоины, а результаты выступлений «стоят» на прежнем уровне.

Я предложил ему на деле использовать эффективность прямой и обратной связи при выполнении выстрела. На деле это происходило по следующей схеме: делая выстрел, надо направлять внимание по цепочке последовательно выполняемых элементов выстрела. Вначале – на удержание пистолета (хват), проверку тонуса мышц руки – плечо, локтевой сустав, запястье. Затем – на включение пальца на обработку спуска во время подведения ровной мушки к площади прицеливания. Потом – на завершающую стадию дожатия спускового крючка и последующего удержания пистолета в прежнем мышечном тонусе.

Когда Басинский поменял отношение к выстрелу, переключил внимание на управление тонкой моторикой, результаты стали расти. Внешне его действия не изменились, но внутренняя сущность выстрела стала восприниматься по-другому. В итоге он продлил на годы интерес к стрельбе. В Атланте завоевал серебро на матчевом пистолете, а в 2000 году в Сиднее на олимпиаде к своему серебру Атланты завоевал серебро и бронзу на пневматическом и матчевом пистолетах.

Вывод: Новое отношение к восприятию технических действий с оружием, постоянная оценка качества выстрела повышает интерес к тренировке и стимулирует применение новинки на соревнованиях.

Когда на УТС в г. Вроцлаве я предложил Олимпийскому чемпиону Константину Лукашику подобный тотальный контроль над своим состоянием и действиями во время выстрела, он после серии выстрелов ответил, что это очень трудно делать, и от такой работы быстро устаёшь.

Выбор способа тренировок зависит от мотивации достижения цели и остаётся за спортсменом. Для спортсмена соревнования являются таким же экзаменом, как для школьника поступление в университет. Школьный опыт учит, чтобы успешно сдать экзамены, надо знать ответы на большинство вопросов по предмету. В нашем случае спортсмен должен знать, как делать десятку и как управлять собой в стрессовой ситуации соревнований.

Автор: Александр Кедяров (статья любезно была прислана самим автором)

Похожие темы:
Специальные серии упражнений для тренировки устойчивости у стрелка
Формы тренировки стрелков. Техническая тренировка
Состояние застывшей посредственности в стрельбе
Трудности в волевых действиях у начинающих стрелков
Кедяров А.П. - «Личный опыт психической подготовки Кедярова А. Заслуженного мастера спорта СССР»
Стрельба на кучность по статической и движущейся мишени в пулевой стрельбе
Спортивная тактика в стрельбе пулевой - совокупность способов применения технических приемов
К литературе ФорумНа Главную