К литературеКниги по стрельбеНа Главную
Поддубный А.П. - "Ефим Леонтьевич Хайдуров - биографическая справка"

Поддубный А.П. - "Ефим Леонтьевич Хайдуров - биографическая справка"

Ефим Хайдуров – восемь авторских свидетельств и сорок шесть патентов в девяти странах... Ну и что?
Ефим Леонтьевич Хайдуров – биографическая справка.

Поддубный А.П. - "Ефим Леонтьевич Хайдуров - биографическая справка". Хайдуров - конструктор пистолета "ХР", "ТОЗ", и др. Книги по стрельбе на www.shooting-ua.comЕфим Леонтьевич Хайдуров родился в 1925 году в Бурятии, в годы Великой Отечественной войны служил шифровальщиком в Генеральном штабе. Награждён медалью «За Победу над Германией в ВОВ 1941-1945 г.г.». Забегая вперёд скажу, что Ефим Леонтьевич имеет ещё пять Юбилейных медалей СССР, две медали «За трудовое отличие», орден «Трудового Красного Знамени» и медаль «Ветеран труда», а также награждён знаком «Изобретатель СССР», почётными грамотами Верховного Совета Бурятской АССР, ЦК ВЛКСМ, Комитета по физической культуре и спорту Совета Министров СССР и ЦК ДОСААФ СССР. Лауреат премии Совета Министров СССР 1983 года за разработку и внедрение высококачественной спортивно - охотничьей техники. Многократный чемпион и призёр чемпионатов мира, Европы, СССР, ДОСААФ и Вооружённых Сил СССР по пулевой стрельбе. Награждён Почётным знаком Мастера спорта СССР, Заслуженный тренер СССР, Заслуженный работник физической культуры Бурятской АССР. С 1972 по 1986 год был членом пистолетной комиссии Международного стрелкового союза. Конструктор спортивных пистолетов ТОЗ-35, ТОЗ-35М, ХР-64, ИЖ-ХР-30, ИЖ-ХР-31, ХР-79, ХР-82, ХРБ-88, спортивных револьверов ТОЗ-36 и ТОЗ-49 (модификация ТОЗ-36 под пистолетный патрон).

Поддубный А.П. - "Ефим Леонтьевич Хайдуров - биографическая справка"

В 1959 году выпускник МВТУ имени Баумана Ефим Хайдуров, мастер спорта по пулевой стрельбе, сумел уговорить руководителей училища разрешить ему защиту диплома по созданной им конструкции спортивного однозарядного малокалиберного пистолета произвольной типа. Ефим сам изготовил в мастерских училища три опытных образца пистолета, получившего название «Х-1МТ» - «Бауманец» и не только защитил диплом с отличной оценкой, но и получил авторское свидетельство на пистолет, который и сейчас, спустя 44 года, остаётся самым популярным у стрелков всего мира. В 1961 году были изготовлены 6 пистолетов Хайдурова в мастерских Московского военного округа. Эти пистолеты были выданы лучшим стрелкам Вооружённых Сил и среди них был мой друг Владимир Столыпин, который в это время был членом сборной команды СССР и готовился к Чемпионату Мира. На Чемпионате СССР 1961 года он не решился стрелять из нового пистолета и предложил мне заменить мой старый МЦ-2 своим новым, на что я согласился с радостью. Руки у нас одинаковые, поэтому не было никаких проблем с подгонкой рукоятки. В итоге я занял пятое место, что для меня было большим достижением, ну, а начало стрельбы было просто неожиданным – в первой серии я выбил 99 очков, чем напугал не только других стрелков, но и себя. При этом кучность была очень высокой – все пробоины поместились в круге диаметром примерно 20 миллиметров, а шесть из них слились в одно отверстие. Вот что рассказал мне по окончании соревнований Заслуженный мастер спорта, Чемпион Мира, друг и почти земляк Ефима уйгур Махмуд Умаров: «Тяжело стрелялась первая серия, но всё-таки сделал 95. Решил отдохнуть, а заодно и посмотреть, как я выгляжу на общем фоне. Пошёл вдоль линии огня и наткнулся на толпу, которая стояла, как оказалось, за тобой. Видел твои последние выстрелы в первой серии и понял, что нужно идти трудиться». На следующий год Володя Столыпин, стреляя из этого пистолета, стал Чемпионом Мира.

Молодые стрелки, да и среднее поколение не застали Махмуда Бедаловича Умарова, он умер в 38 лет от сердечного приступа. Не успел принять таблетку, которая была у него в нагрудном кармане. Медики говорили, что прими он эту таблетку, мог бы ещё жить да жить. Это был великий стрелок, в 1960 году я видел его тренировочный результат в матчевом пистолете, (а это 50 метров!) 585 очков.

Он был подполковник медицинской службы, кандидат медицинских наук, преподаватель Ленинградской военно-медицинской академии. Дважды был вторым на Олимпиадах в Мельбурне в 1956 и в Риме в 1960 году. В Мельбурне у Махмуда был лучший результат, но его оштрафовали на два очка за выстрел в чужую мишень и таким образом его результат сравнялся с результатом другого стрелка и тот стал Чемпионом, так как у него оказалось на одну десятку больше, чем у Умарова. А виноваты в ошибке Умарова были в принципе организаторы. Дело в том, что они поставили номера мишеней ниже щитов, на которых они закреплены. Таким образом, подняв пистолет, стрелок не может видеть номер мишени, так как он закрыт пистолетом. Наши протесты, конечно же, ни к чему не привели. Ну, а в Риме золотую медаль «увёл» коллега по команде Алексей Петрович Гущин.

Поддубный А.П.: Ефим Леонтьевич Хайдуров - биографическая справка. Спортивная стрельба из пистолета. Книги по стрельбе на www.shooting-ua.comВ 1962 году пистолет Хайдурова был поставлен на производство на Тульском оружейном заводе и получил индекс «ТОЗ-35». Мне достался пистолет с номером 001. В 1965 году во время международных соревнований в ФРГ американский коллекционер пытался купить у меня этот пистолет за очень большие деньги, но ведь был 1965-й год... Через некоторое время я стал Чемпионом СССР с результатом 568 очков, что было на два очка больше мирового рекорда.

Первый пистолет Хайдурова продолжает свою активную жизнь уже почти полстолетия, пережив за это время как минимум 5 более молодых моделей подобного типа. Феномен пистолета Хайдурова, на мой взгляд, заключается в том, что он был создан стрелком для стрелков. Этот пистолет способен «прощать» мелкие ошибки стрелка. Было много попыток «улучшить» хайдуровскую конструкцию, изменив баланс пистолета, который, действительно не идеален, но все модернизаторы в итоге возвращались к оригиналу.

На счету пистолета Хайдурова ТОЗ-35 победы на четырёх Олимпиадах и пяти чемпионатах Мира и до сих пор на соревнованиях мирового уровня большинство стрелков используют эту живучую модель, несмотря на прекращение его производства и постоянное отсутствие запасных частей. В мае 2003 года на Кубке Мира в Форт Беннинг, США, все призёры стреляли из ТОЗ-35. Победил явный лидер двух последних лет чех Мартин Тенк, вторым стал представитель Украины Виктор Макаров, что дало ему право на путёвку в Олимпийские Афины, а третьим – белорус Юрий Долгополов. На только что закончившемся Чемпионате Европы (19-27.07.03, Пльзень, Чешская Республика) Чемпионом стал наш Виктор Макаров, стреляя из пистолета Хайдурова ТОЗ-35.

В Международной Федерации спортивной стрельбы ведётся рейтинг лучших стрелков мира. Ведёт эту бухгалтерию по собственной инициативе, причём очень аккуратно, Георгий Нехаев, белорусский стрелок, работающий сейчас тренером в Испании. Согласно данным Нехаева, из 97 стрелков - матчевиков 43 стреляют из ТОЗ-35, 43 - из Морини, 8 – из Хеммерли и 3 – из Пардини. Причём лидирует в рейтинге с большим отрывом Мартин Тенк. А если учесть, что ТОЗ-35 уже не производится и никогда не имел сервисной поддержки, то становится ясно, что качества этого пистолета превосходят все бюрократические недостатки.

В 1961 году главный инженер Тульского оружейного завода В.Л.Чернопятов пригласил Хайдурова для создания спортивного револьвера. В это время советские стрелки использовали для спортивных целей револьвер Нагана 1895 года. У меня был револьвер, на рамке которого стояло клеймо: «Тульский Императорский Петра Великого оружейный Завод. Тула. 1895». Ствол, конечно, был уже другой, большей длины, чем у оригинала, но это был, по сути, армейский револьвер.

Времени у Ефима было очень мало, он ведь был в то время членом сборной команды СССР и готовился к чемпионату Мира. С января по июнь 1962 года он разработал и лично изготовил опытный образец спортивного револьвера Т-62. В октябре 1962 года на Чемпионате Мира в Каире Ефим занял второе место в личном зачёте и стал рекордсменом и чемпионом Мира в командном зачёте. Таким было крещение револьвера ТОЗ-36, с модифицированной моделью которого ТОЗ-49 под короткий пистолетный патрон три советских стрелка являются соавторами мирового личного рекорда, и командный рекорд до сих пор принадлежит команде СССР.

В программах Чемпионатов Мира, проводимых международной организацией, которая раньше называлась Международным стрелковым Союзом (UIT –Union International de Tir), а сейчас Международной федерацией спортивной стрельбы (ISSF – International Shooting Sport Federation), стреляются упражнения из пяти видов пистолетов. Это пневматический пистолет калибра 4,5 мм, однозарядный произвольный пистолет калибра 5,6 мм для стрельбы на 50 метров, полуавтоматический пистолет калибра 5,6 мм под укороченный патрон для скоростной стрельбы по пяти появляющимся мишеням на 25 метров, полуавтоматический стандартный пистолет калибра 5,6 мм также для стрельбы на 25 метров и пистолет или револьвер калибра от 7,62 мм до 9,65 мм для комбинированной стрельбы на 25 метров.

Самым капризным из этих видов пистолетов всегда был пистолет под короткий патрон, а патрон в свою очередь всегда был головной болью производителей патронов. Он должен совмещать в себе несовместимое: обеспечивать надёжную работу автоматики, хорошую кучность и в то же время быть «мягким», т.е. пистолет после выстрела должен оставаться неподвижным. До шестидесятых годов это упражнение советские стрелки выполняли из модернизированного пистолета Марголина под короткий патрон, причём в 1963 году Александр Кропотин стал Чемпионом Европы и установил Мировой рекорд, стреляя из такого пистолета. Основную работу по доводке этого пистолета до приемлемого состояния выполняли оружейные мастера. Заводской пистолет можно было применять только для обучения новичков, эту задачу он, можно сказать, выполнял. Но для стрелков высокого класса он был абсолютно неприемлем. Великий польский стрелок Юзеф Запендзки выиграл две Олимпиады, стреляя из пистолета Марголина, переделанного на заводе в немецком городе оружейников Зуле по методике Алексея Петровича Данилова. На третьей Олимпиаде, в Москве, пистолет всё-таки подвёл моего очень хорошего друга Юзефа – в первый день у него было три задержки, а по правилам допускаются только две. Юзефу были засчитаны два нуля. Другой бы снялся с соревнования и не вышел бы на линию огня во второй день, но Юзеф был боец. Он вышел на старт и выбил максимум – 300 очков!

Манера стрельбы Юзефа очень не нравилась нашему главному тренеру Илье Константиновичу Андрееву. Однажды он, не выдержав, даже сделал Юзефу замечание. Дело в том, что Запендзки, отстреляв серию, шёл к барьеру, отделяющему линию огня от публики, где всегда стояли его друзья, и «травил» анекдоты, что правилами того времени не запрещалось. Юзеф использовал это как отвлекающий момент и очень эффективно. Он свободно владеет русским, немецким и французским языками, немного хуже английским, поэтому слушателей у него всегда было много. Так вот, Илья Константинович сказал Юзефу: «Товарищ Запендзки, вы стреляете как-то несерьёзно, как клоун. Привлекаете на себя внимание». На это Юзеф ответил: «Товажишу Андреев, когда советские стрелки станут стрелять лучше меня, я стану стрелять так как они. Ну, а пока будет лучше, если они будут стрелять так как я. Честь!».

В этих условиях Илья Константинович Андреев поставил Хайдурову задачу решить эту проблему. В мае 1964 года Ефим начал работать над новой моделью в мастерской Тушинского тира ДОСААФ. Через некоторое время к нему присоединился молодой, но уже пользовавшийся доброй славой, оружейный мастер Владимир Разорёнов. За сто дней они изготовили три экземпляра пистолета ХР-64 (Хайдуров-Разорёнов-1964 год). На Олимпиаду в Токио советские стрелки поехали с новыми пистолетами.

В течение трёх последующих лет на заводе Главного Ракетно-артиллерийского управления Министерства Обороны в Балаклее под Харьковом были изготовлены 20 пистолетов ХР-64 для армейских стрелков. Руководил этим процессом и активно в нём участвовал сам Ефим Леонтьевич, а Разорёнов в это время на заводе Общества глухонемых в Краснодаре сделал 9 пистолетов для динамовцев. Таким образом эти 32 пистолета временно решили проблему обеспечения стрелков-скоростников или, как их ещё называют, олимпийщиков, классным оружием. Игорь Бакалов любил демонстрировать спокойное поведение пистолета во время стрельбы следующим образом: в положении прицеливания на компенсатор ставится гильза и стрелок производит пять выстрелов в обычном ритме за 8 или 6 секунд. Только пистолет ХР проходил это испытание – гильза не падала!

В 1968 году модель ХР-64 успешно прошла государственные испытания, оставив далеко позади модели, представленные промышленностью и была рекомендована к массовому производству.

На Ижевском механическом заводе стали выпускать две унифицированные модели, разработанные Хайдуровым и Разорёновым на базе ХР-64. Это были ИЖ-ХР-30, стандартный пистолет под нормальный малокалиберный патрон и ИЖ-ХР-31 под укороченный патрон для «олимпийки». Эти пистолеты долгое время были самыми популярными моделями у стрелков всего мира, но их уже почти не осталось, так как в 1980 году Ижевский Завод снял их с производства, несмотря на хорошую продаваемость пистолетов. Сделано это было с единственной целью – защитить честь мундира. Руководство завода не могло мириться с тем, что такое мощное предприятие с мощным конструкторским бюро выпускает оружие конструкторов «с улицы». Эти выдающиеся модели были заменены заводскими моделями ИЖ-34 и ИЖ-35. О модели ИЖ-34 под укороченный патрон не могу ничего сказать, так как на международных соревнованиях не видел ни одного стрелка с этим пистолетом. Может быть кто-нибудь и стреляет из этой модели, но это могут быть только единичные случаи. Второй модели, ИЖ-35, повезло больше. Марина Логвиненко (Добранчева), стреляя из этого пистолета, стала Чемпионкой Мира и Олимпийских Игр и два года подряд признавалась лучшим стрелком Мира среди женщин. Кстати, по итогам прошлого 2002 года такой чести удостоилась украинка из Чернигова Олена Костевич, которой в апреле этого года исполнилось 18 лет.

Марина достигла максимума в своей спортивной карьере, но я думаю, что она могла добиться этого в то время практически с любым пистолетом – ей не было равных, она стреляла легко и красиво, можно сказать вдохновенно.

Многочисленные протесты и просьбы стрелков в течение 10 лет о возобновлении производства пистолетов Хайдурова и Разорёнова завод оставил без внимания. Сейчас модель ИЖ-35 производится в кооперации с немецкой фирмой «Вальтер», точнее с фирмой UMAREX, которая в восьмидесятых годах купила фирму «Вальтер», оставшуюся после смерти последнего хозяина из семьи Вальтеров, практически на мели. Так вот, Ижевский Завод отсылает детали пистолетов модели ИЖ-35 в белом виде на завод «Вальтер», где происходит их финишная отделка и сборка. Пистолет выпускается под индексом КSР-200. Но даже немецкая сборка, значительно улучшающая внешний вид пистолета, не может улучшить его конструктивные недостатки, а именно: стрельба очередями, ненадёжная и очень грубая регулировка спуска и плохая работа механизма прицела.

В 1983 году я работал тренером в СДЮШОР (специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва) «Восход» Киевского радиозавода.

Школа была одной из лучших в СССР, имела нескольких Чемпионов Европы среди юниоров. Однажды у нас появился главный конструктор Ижевского механического завода Дорф. Я в это время мучился с новым пистолетом ИЖ-35, который «не хотел» стрелять. То есть, он стрелял, но только тогда, когда патрон досылался в патронник в ручную, а если затвором, то выстрела не было. Я спросил Дорфа о причинах снятия с производства пистолетов ХР, на что он мне ответил, что эти модели технологически очень сложны. Тогда я разобрал пистолеты ИЖ-35 и ИЖ-ХР-30 и попросил Дорфа показать мне, в чём простота первого и сложность второго. Предварительно я заметил, что он может объяснять это с инженерной аргументацией, так как я не только тренер по стрельбе, но и инженер. Как я и предполагал, Дорф не смог привести ни одного веского довода в пользу своей модели. Сейчас могу признаться, что я слукавил – я действительно инженер, но настолько далек от механики, что я скорее гуманитарий, чем технарь. Моя специальность называется алгоритмизация и программирование вычислительных процессов. Но оружие-то я знаю совсем неплохо.

Лучший аргумент – это рынок. Пистолеты ИЖ-ХР-30 и ИЖ-ХР-31 продавались как мороженое в жаркий день, а за ИЖ-34 и ИЖ-35 очереди не выстраиваются. Вот что сказал о пистолете ИЖ-ХР-30 самый именитый пистолетчик современности швед Рагнар Сканакер, который, несмотря на свои 69 лет, ещё достаточно успешно соревнуется с молодёжью, большинство из которых годится ему во внуки: «Лучшим стандартным пистолетом изо всех, которые когда-либо попадали мне в руки, был пистолет ХР-30, разработанный русскими оружейниками Хайдуровым и Разорёновым...В конструкцию пистолета внесено подлинно революционное решение, несколько напоминающее то, что использовано в пневматических пистолетах, не имеющих отдачи». Могу добавить, что в 1983 году во время соревнований в городе Зуль, Германия, Рагнар просил меня помочь ему купить пистолет ХР-30 и был готов заплатить за него 5 тысяч долларов. Но, как вы уже знаете, к тому времени их производство было остановлено. На август 2003 года Рагнар занимает 15-ю позицию в мировом рейтинге на матчевом пистолете.

Могу и ещё добавить, хотя это и вызывает неприятные воспоминания, что Рагнар был тем единственным стрелком мировой элиты, который сумел на Чемпионате Мира в Каракасе, Венесуэла, отобрать у нас золотую медаль в матчевом пистолете. И хотя остальные 9 золотых медалей мужской пистолетной программы были наши, осталось гнетущее чувство, потому что матчевый пистолет – это верх пистолетного искусства. Кстати, первым Чемпионом Олимпийских игр в этом упражнении был барон Пьер де Кубертен, основатель современного Олимпийского движения.

Да, а что же было с тем пистолетом ИЖ-35, который вёл себя так капризно? Оказалось, что чашечка на затворе была на 0,6 мм глубже нормальной, что приводило к недосылу патрона в патронник и осечке. Пришлось взять в руки напильник и укоротить затвор на эти 0,6 мм; пистолет застрелял. Но при чём здесь технология, господин Дорф?

Несмотря на налаженное производство двух моделей пистолетов в Ижевске и двух в Туле, конструкторы не были удовлетворены, так как в модели ИЖ-ХР-31 они не смогли воплотить некоторые идеи из-за необходимости унификации с моделью ИЖ-ХР-30. Поэтому к Олимпиаде в Москве была разработана модель ХР-79 и Володя Разорёнов изготовил 8 пистолетов для стрелков сборной команды. Затем на базе ИЖ-ХР-30 и ХР-79 был создан стандартный пистолет ХР-82, а для скоростной стрельбы, «олимпийки», - ХРБ-88, обе модели были сделаны Разорёновым в трёх экземплярах. Здесь нужно заметить, что буква «Б» принадлежит грузинскому стрелку Бучукури, который подарил конструкторам идею использовать вид отката затвора назад, используемый в финском автомате «Суоми». По поводу этого новшества применительно к пистолету существуют два противоположных мнения. Во-первых, идея состоит в том, что затвор откатывается по направляющим не параллельно стволу, а с подъёмом. Во-вторых, такой откат может по разному действовать на положение ствола в момент выстрела. Если стрелок держит пистолет расслабленной кистью, то давление затвора на направляющие создаст опрокидывающий момент и дульный срез поднимется вверх. Но если стрелок жёстко закрепит кисть, то это же давление только создаст давление на руку, направленное вниз, т.е. компенсирует «подскок» пистолета, вызванный отдачей.

Таким образом, этот пистолет хорош для стрелков, применяющих активную изготовку и манеру стрельбы и плох для тех, кто стреляет, как говорят стрелки, на «балансе».

Пистолеты серии ХР были и остаются самыми популярными среди стрелков не только бывшего СССР, но и многих других стран.

С 1966 года до последнего Чемпионата Советского Союза все победители в «олимпийке» стреляли из пистолетов ХР. Из хайдуровских пистолетов были установлены все рекорды СССР, кроме рекорда в произвольном пистолете на 50 метров. Афанасий Кузьмин довёл рекорд СССР в «олимпийке» до абсолютного – 600 очков из 600 возможных. Кстати, в следующем году 57-летний Афанасий будет представлять свою страну Латвию на Олимпиаде в Афинах, а стрелять он будет из того же пистолета, с которым он стал Олимпийским Чемпионом в Сеуле в 1988 году. Там же, в Сеуле, все пистолетные упражнения из огнестрельного оружия были выиграны из пистолетов конструкции Хайдурова или Хайдурова и Разорёнова. Кроме Кузьмина Чемпионами стали: Сорин Бабий (Румыния) в стрельбе на 50 метров из пистолета ТОЗ-35 и Нино Салуквадзе в стрельбе на 25 метров из пистолета ХР-30.

Перед Сеульской Олимпиадой бесспорным и единственным лидером в «олимпийке» был Ральф Шуман, немец выигрывал легко и с рекордными результатами почти все соревнования 1987 и 1988 годов, но в Сеуле проиграл уже тогда

ветерану Кузьмину, вооружённому хайдуровским пистолетом.

До изменения условий выполнения упражнения МП-5 по нашей классификации (25 м Sport Pistol Women) все рекорды Мира, Европы, СССР и Олимпийских Игр были сделаны с пистолетами Хайдурова и Разорёнова: рекорд СССР – 597 очков, Аукснэ Трейните из ХР-82; рекорд Мира и Европы – 595 очков, Нино Салуквадзе; олимпийский рекорд – 590 очков, тоже Нино из пистолета ИЖ-ХР-30.

На Олимпиаде в Сиднее золото в «олимпийке» снова выиграл пистолет серии ХР – на этот раз «короля Ральфа» обидел россиянин Сергей Алифиренко с пистолетом ХР-79. Этот ветеран, также как и Афанасий Кузьмин, недавно завоевал право участвовать на Олимпиаде в Афинах.

Совсем недавно, в июне этого года на Кубке Мира в Загребе в финале «олимпийки» встретились три олимпийских Чемпиона – Кузьмин (1988), Шуман (1992 и 1996) и Алифиренко (2000). На этот раз 40-летний Ральф Шуман победил своих более, скажем так, взрослых обидчиков и одержал свою 31-ю победу в соревнованиях на Кубок Мира, показав достаточно высокий результат в основном старте, 592 очка, но слабо отстреляв финальную серию. Кузьмин был третьим с 588 очками, а Алифиренко шестым с 587 очками. Но ровно через неделю, на Кубке Мира в Мюнхене Алифиренко победил с результатом 595 очков, Шуман был четвёртым, выбив 587, а Кузьмин – двенадцатым со скромным результатом 583 очка. В общем, Олимпиада расставит всех по местам, ведь в споре за медали будет участвовать не только эта тройка великих, но и Эмил Милев из Болгарии, и Сергей Поляков из России, и Пеньху Жань из Китая, и наш Олег Ткачёв, победитель Кубка Мира в Форт Беннинг, США, в мае этого года, есть и ещё желающие.

Может показаться странным, но в том, что эти спортсмены добились положения лидеров в стрелковом мире велика заслуга Ефима Леонтьевича Хайдурова, хотя из его пистолетов некоторые из них никогда не стреляли. До появления на мировом рынке пистолетов Хайдурова, собственно говоря, и рынка не было, была только швейцарская фирма Хеммерли (Hämmerli), монопольный производитель спортивных пистолетов. Пистолеты Хайдурова, заполнившие очень быстро всю программу соревнований, исключая пневматику, вызвали небывалую дотоль активность на западных фирмах. Появились пистолеты «Вальтер» (Walther, Deutschland), «Домино» (Domino, Italia), «Пардини» (Pardini, Italia), «Сакко» (Sakko, Finlandia), «Юник» (Unique, France) и в последние годы очень активизировалась фирма «Морини» (Morini, Schweiz). Да и «Хеммерли» не сдаётся, хотя похвастаться большими достижениями не может. Лучшим пистолетом фирмы остаётся старая модель 208, а хвалёная модель 280, подаваемая в рекламе как «Пистолет будущего» никак не закрепится в настоящем. В конкуренции за рынок выигрывают не только фирмы-победители, но и стрелки, оружие становится более совершенным.

Хочу привести один пример конкурентной борьбы на рынке спортивного оружия. Правда, речь пойдёт о пневматической винтовке, но сути дела это не меняет. После включения в программу международных соревнований стрельб из пневматического оружия практически все стреляли из винтовки немецкой фирмы «Файнверкбау» модель 300, (Feinwerkbau, mod.300). Пуля выбрасывается из канала ствола давлением воздуха, создаваемым движением тяжёлого поршня под действием мощной пружины. При этом ствол со ствольной коробкой откатываются назад, компенсируя удар поршня, винтовка практически неподвижна.

Но вот на Чемпионате Европы 1980 года в Осло хозяева соревнований норвежцы преподнесли сюрприз – стреляя из совершенно новой модели «Вальтера», победили в личном и командном зачётах с мировыми рекордами. Это была первая спортивная винтовка компрессионного типа, в которой движущей силой является предварительно сжатый воздух и в момент выстрела нет движения массивных деталей. Через месяц фирма «Файнверкбау» начала продажу новой модели винтовки, тоже компрессионного типа, но более совершенной, чем винтовка «Вальтера». Это была модель «Файнверкбау-600», доминировавшая на рынке более 10 лет. Но вот что рассказал мне мой старый друг Хельмут Шленкер, бывший в своё время членом винтовочной сборной команды ФРГ, а затем инженером и представителем фирмы «Файнверкбау» на международных соревнованиях. Оказывается, модель 600 была создана не в 1980 году, чтобы вытеснить с рынка винтовку «Вальтера», а в 1970 году и 10 лет хранилась в сейфе за десятью замками, так как на рынке доминировала модель 300. Сейчас эта ниша занята тоже винтовкой «Файнверкбау», моделью Р70, почти вся элита стреляет из неё, а что хранится в сейфах фирмы – об этом мы узнаем, вероятно, через десять лет.

Сейчас в России и у нас в Украине создалась парадоксальная, нет, абсурдная ситуация. Ещё есть стрелки, ещё не все тренеры ушли в бизнес или уехали тренировать соперников, ещё не все тиры и стрельбища потеряны для спорта, ещё есть люди, способные создавать самые совершенные образцы спортивного оружия, а стрелковый спорт, бывший гордостью наших стран ещё совсем недавно, держится только на энтузиазме и фанатизме единиц.

Ефим Леонтьевич Хайдуров, создавший десять моделей спортивных пистолетов, с которыми советские и постсоветские стрелки побеждали на соревнованиях всех уровней, является уникальным конструктором, своего рода Чемпионом и Рекордсменом Мира среди конструкторов, сейчас оказался в положении просителя.

У него есть уже готовая конструкция стандартного пистолета, которая должна превзойти даже такую модель как ХР-82. Через год – полтора на эту модель, т.е. на стандартный пистолет, спрос вырастет многократно в связи с планируемыми изменениями выполнения скоростной стрельбы по пяти появляющимся мишеням.

Что произойдёт в случае реализации этих планов? Упражнение олимпийское, поэтому стрелять его будут, но из чего? Палочка – выручалочка Марголина не выручит, слабовата. Станем покупать пардини, морини, хеммерли и прочие беллини за очень серьёзные деньги вместо того, чтобы самим продавать. В России организовать это производство легко, два завода ещё недавно выпускали пистолеты ХР, да и у нас в Украине выпускались пистолеты ХР-64 в Балаклее, причём на организацию производства потребовалось очень немного времени.

Сколько ещё лучшие стрелки Мира, такие как россиянин Михаил Неструев и украинка Олена Костевич, будут стрелять из чужого оружия?

Ефим, извини меня, пожалуйста, но я не могу не сказать о том, в каких условиях ты живёшь. Квартирка конца шестидесятых годов, одна из комнат 9 квадратных метров, вторая около 14, кухня не более 5,5 метров, крохотный балкончик. Так живёт лучший конструктор спортивных пистолетов современности.

Написал об этом, понимая, что это будет неприятно Ефиму Леонтьевичу и ничем ему не поможет, но промолчать я не мог, уж очень сюрреалистична ситуация.

Или это называется социалистическим реализмом?

Но ведь в своей жизни Ефим Леонтьевич занимался не только стрельбой и конструированием пистолетов – была и тренерская работа, и заведывание кафедрой стрельбы Центрального Института физической культуры и спорта. Было однажды и второе место на Чемпионате Бурятской АССР по... десятиборью. Представьте себе человека ниже среднего роста, весом 55 килограммов и представьте его толкающим ядро. Когда я спросил Ефима Леонтьевича кто летел дальше, он или ядро, он сказал, что с ядром он справился кое-как, а вот после броска диска он сам летел в обратную сторону дальше снаряда. А всё-таки, несмотря на более чем скромную внешность, у Ефима спортивный характер. Он меня поразил однажды в Болгарии, где мы проводили первый весенний сбор в апреле, когда у нас ещё холодно. Во время занятий по ОФП (общефизической подготовке) Ефим Леонтьевич организовал соревнование на длительность пребывания под водой, да сам его и выиграл, пробыв под водой больше двух минут. Затем он проплыл под водой примерно 75 метров.

         Разговор за рюмкой чая. Конец июля 2003 года, Москва.

Е.Х. Когда я ушёл на кафедру... Если бы не кафедра, я бы ещё оставался тренером сборной команды несколько лет, но меня уговорили. Уговорил Тышлер Давид Маркович, бывший тогда ректором Центрального института физкультуры и спорта. Я как-то читал лекции на семинаре тренеров и по окончании одной из лекций встретился с ним в коридоре. Он меня спросил, что я делаю в институте, я ответил, что читаю тренерам лекции по пистолетам. Тышлер заинтересовался, задал несколько вопросов и мы расстались. Но он, вероятно, переговорил с преподавателями кафедры и позвонил мне через две недели, предложил встретиться. Встретились, и Тышлер сразу предложил мне идти на заведывание кафедрой. Я ответил Давиду отказом, сказав, что я никогда не был преподавателем, да и желания такого не испытываю. Вот если бы мне дали лабораторию по оружию, я бы пошел. На том мы и расстались. Но Давид оказался настырным – недели через 2-3 снова звонит и снова предлагает встретиться. На этот раз от его предложения было трудно отказаться. Идея была блестящая – я заведую кафедрой, а в это время создаётся лаборатория. Но эта идея не прошла через чиновничьи кордоны, на её пути встало Министерство Оборонной промышленности, побоявшись за судьбу ЦКИБ (Центральное конструкторско-исследовательское бюро). Глупость какая-то, что могли сделать 5-7 человек этой лаборатории против ЦКИБа с его мощным штатом и налаженным производством? А может и правильно боялись? Ведь в обеспечении стрелков качественным оружием роль ЦКИБ была трудно различима. От идеи создания лаборатории я и сейчас не отказался. Недавно был у заместителя Председателя Олимпийского Комитета России Васина Владимира Алексеевича. Я ему передал письмо с просьбой о помощи в создании олимпийского пистолета. Он прочитал письмо и явно засомневался. Я его понимаю – пришёл какой-то чудак и говорит, что его оружие лучше, чем заводское. Конечно, засомневаешься. Тогда я ему дал официальную справку о всех моих «деяниях», копия которой у тебя есть. Думал, он всё читать не станет, там ведь 6 страниц. Но он очень внимательно всё прочитал и сказал: «Это впечатляет». В общем Олимпийский Комитет выделил 15 тысяч долларов на производство десяти пистолетов, что как ты понимаешь проблемы не решает. Пистолеты такого класса стоят от полутора тысяч, так что на зарплату денег нет. Да их и вообще ещё нет, так как Олимпийский Комитет перевёл деньги Спорткомитету, а там получить их,ой, как непросто. Начинаю новый круг – пойду на приём к Фетисову, председателю Спорткомитета. Есть и новая идея стандартного пистолета, ведь в Международной Федерации хотят заменить пистолет под укороченный патрон стандартным.

А.П.Это моя идея, я её Гари Андерсену подсунул. (Справка: Гари Андерсен, многократный Чемпион Мира и Олимпийских игр, вице президент Международной Федерации спортивной стрельбы. У себя на родине, в США, Гари второй год возглавляет Национальную программу подготовки молодых стрелков. Есть у них такая программа и уже начинает давать результаты).

Е.Х. Твоя? Молчи, никому не говори!

А.П. Ефим, ты посмотри, что творится на соревнованиях по олимпийке! На всех остальных пистолетных упражнениях вместе взятых меньше задержек, чем на олимпийке. Производители патронов плачут от этих укороченных. Сделать патрон такой, чтобы он обеспечил надёжную работу автоматики, да и попадал при этом...

Е.Х. Пистолет надо делать.

А.П. Да. Твои пистолеты эти условия выполняли, а вот нынешний лидер «Пардини» кроме патронов «Фиокки» ничем стрелять не хочет. А посмотри, сколько стрелков участвует в соревнованиях по олимпийке? Чем дальше, тем меньше. А почему? А потому, что хороший укороченный патрон, над которым мучаются патронщики, стоит дороже нормального, а нужно этого патрона куда больше, чем нормального.

Е.Х. Ты нашим этого не говори, неправильно поймут.

У меня сейчас напарник появился, точнее, снова появился. Мы начали работать вместе в 1986 году, ещё Володя (В.А.Разорёнов) был жив, потом он ушёл на заработки. Сам знаешь, у нас не заработаешь. Я с ним связь поддерживал всё время, а вот сейчас привлёк. Ты его не знаешь. Это Лебедев Дмитрий Иванович, Дима Лебедев. Он разбирается в оружии, литературу читает.

А.П. Рукастый?

Е.Х. Очень рукастый. Я ему этого не говорю, но он будет посильнее Разорёнова.

Мы с Володей работали очень хорошо, почти всё время. Почти – потому, что потом между нами стали вбивать клинья, особенно старался Караваев (сотрудник Спорткомитета СССР). Однажды я прихожу в Комитет, а он у меня спрашивает «Ефим, а почему 79-я модель называется ХР, а не РХ? Это ведь Разорёнов 8 штук сделал».

А.П. Ну, для славянского уха ХР звучит приятнее.

Е.Х. Точно. Но я ему сказал: «Вадим, брось чепуху городить. Мы уже привыкли к ХР, да и стрелки тоже. Да и вообще нас это не волнует, а тебя почему волнует?».

А потом я слышал, как он говорил Володе: «Брось ты с ним возиться, чего ты с ним возишься, он же теоретик». Вот так, капля по капле... Вода камень точит... Потом однажды в Ижевске, когда мы наткнулись на небольшую проблему, вдруг Володя говорит: «Ну, что ты об этом думаешь, теворик?». Мне это очень не понравилось, но я промолчал. Вскоре он снова употребил это слово. Тогда я сказал, что мне это не нравится и если он ещё раз назовёт меня «тевориком», то я дам сдачи. Пять лет он это слово не произносил, но однажды в Комитете, когда мы обсуждали проблему переноса производства стандартного пистолета в Тулу, на что я уже получил согласие в Министерстве, Володя вдруг встал, отошёл в сторону и стал ходить по комнате. Кто-то спросил, что он думает по этому поводу и он ответил: «Да знаю я эти тевории...». Характер у него был тяжёлый... Он сам себе много навредил.

А.П. Да, самоедство у него было, он сам об этом говорил и часто был собой недоволен из-за этого. А я сейчас вспомнил историю имевшую место быть в 1980 году в последний день соревнований по стрельбе на Московской Олимпиаде. Извини, Ефим, история будет длинной, но ты об этом ничего не слышал. Давно было, теперь уже можно рассказать. Собственно, это было уже после соревнований, вечером. Это был день Алика Лапкина, так как боец его группы Витя Власов стал Чемпионом. А до этого была и первая медаль Олимпиады, выигранная Саней Мелентьевым, и медаль Игоря Соколова. В общем, был у нас приятный праздничный ужин, на котором, как это часто бывает, не хватило. Ты ведь знаешь, какой питок Алик, а тут вдруг: «Я сейчас ещё привезу!». Никаких уговоров не послушал, выскочил в парадном олимпийском костюме, сел в машину и уехал. И куда поехал? Было уже поздно, часов 11 вечера. Минут через тридцать послышалась милицейская сирена, а затем в комнату вошел улыбающийся Алик в сопровождении двух гаишников. Они и рассказали, что стояли на Ярославском шоссе как раз напротив выезда из санатория, где мы жили во время подготовки и проведения Олимпиады. Вдруг из санатория выезжают «Жигули» и вместо разрешённого поворота направо лихо крутят налево. Останавливаем и видим в машине этакого олимпийского красавца, да ещё и под градусом. Куда, соколик, едешь? Он всё как на духу выложил. Ну, мы вошли в положение, не каждый день олимпийское золото выигрывают. Но куда же ты едешь, ведь час волка уже давно наступил и все точки закрыты? Не знаю, говорит. Тогда один из нас сел за руль его машины, поехали в ближайшую деревню, подняли с постели продавщицу магазина и вот мы здесь с двумя Сабонисами (бутылка 0,7 литра). Гаишников мы, конечно, тоже за стол усадили. Всё было, как говорится, путём. Потом навели порядок, всё убрали и легли спать, а на следующий день разъехались по домам. Через шесть месяцев, собираясь на очередной сбор, я вытащил из шкафа спортивный олимпийский костюм, который там пролежал полгода после приезда из Москвы и обнаружил в его кармане швейцарский нож «Викторинокс», которого у меня никогда не было. Встретившись с Володей, я ему рассказал об этом ноже, а он и говорит: «А это мой нож, ты его взял, когда мы стол убирали в санатории. Ты его вытер, повертел в руках и положил в карман». Да так спокойно говорит, между прочим. Я взорвался: «Как же так? Почему ты ничего не сказал ни сразу, ни потом? Ведь за последние полгода мы больше пяти месяцев были вместе на сборах. Ты ведь всё это время думал, что я этот нож у тебя украл, и ты молчал.». Мне было очень больно, он тоже себя чувствовал неуютно, но ничего не сказал, снова промолчал. А ведь в таких случаях нужна разрядка, слова лечат.

На моём первом сборе в роли тренера сборной у Володи случился серьёзный сердечный приступ, он попал в больницу. Когда его выписали из больницы, он ещё не совсем оправившись, начал работать, несмотря на советы доктора. Однажды я уговорил его закончить работу не раньше, но хотя бы вовремя. Мы пили чай в номере гостиницы и разговаривали. Вдруг он напрягся, замолчал и каким-то странным голосом сказал мне: «Говори со мной о чём угодно, говори, не молчи».
Не помню, что я говорил, да это и не имело значения. Минуты через две он улыбнулся и спросил: «Что, напугался? Ничего, всё прошло, да ничего и не было. Так ведь?» Помолчав, добавил: «Не допускай боли в сердце. В таком случае кто-то должен быть рядом. Но об этом знаем только мы». Это было в марте 1979 года, он прожил ещё более четырнадцати лет.

Е.Х. Очень повлияла на него эта странная история с передачей его пистолета фирме «Файнверкбау». Я так ничего и не понял в этой истории, да теперь уже и не важно.

А.П. Я тоже ничего не понял. Когда я виделся с Володей последний раз, а было это на Чемпионате Европы 1993 года в Брно, Чехия, он мне сказал, что пистолет находится на фирме законно, все документы оформлены Спорткомитетом СССР.

Е.Х. Я разговаривал с начальником отдела Спорткомитета Белоруссии, не помню его фамилию, и он мне сказал, что 27 декабря 1993 года Володя был на приёме у председателя Комитета, просил разрешения на поездку в Германию на «Файнверкбау». Пришёл от него очень расстроенный, посидел минут десять и сказал, что едет домой. Не доехал... Он ведь в вагоне метро умер... Пожалуй ты прав, будь рядом кто-либо, с кем он мог поговорить, всё могло быть иначе. А кто в это время там был председателем? Ливенцев, что ли?

А.П. Нет, не Ливенцев. Виктор Ильич очень ценил Володю. (Справка: Виктор Ильич Ливенцев в возрасте 24 года был командиром партизанской бригады, Герой Советского Союза. Занимал должности управляющего делами ЦК Компартии и Председателя Спорткомитета Белоруссии).

А знаешь, Ефим, я тебе и про Ливенцева историю расскажу. Времени у нас много. В 1982 году Виктор Ильич поехал со сборной СССР в Мексику на турнир «Бенито Хуарес» руководителем делегации. Команда была большая, а из тренеров только главный тренер Шамбуркин и я. Короче, Шамбуркин занимался организационными проблемами, что с его знанием испанского было нетрудно. Я тогда по-испански знал только «маньяна» и занимался тренировками всех упражнений (мы в Мексику приехали за 10 дней до соревнований, для акклиматизации), а Виктор Ильич отдыхал. Президент Международного стрелкового союза мексиканец Олегарио Васкес Ранья даже дал ему свой самолёт для полёта в Акапулько, где у Олегарио есть дом и Виктор Ильич провёл там один день. Он, как человек очень активный, предлагал нам свои услуги, но Шамбуркин сказал, что у нас всё крутится и Виктор Ильич может с чистой совестью пользоваться заслуженным отдыхом. Мы жили в Центре Мексиканского Олимпийского Комитета, развлечений там никаких не было и по вечерам мы устраивали этакие посиделки на завалинке около комнаты Виктора Ильича. С ним было очень интересно. Он умел рассказывать и умел слушать. Однажды, узнав, что у Инны Розе барахлит пистолет, он пожалел, что с нами нет Разорёнова, а когда я ему сказал, что я уже разобрался с поломкой, он стал меня расспрашивать об оружии, об инструментах и сказал, что у него на даче есть приличная мастерская в которой он любит повозиться, чтобы отдохнуть душой.

«А недавно мне один из моих бывших партизан, он сейчас на заводе лекальщиком работает, подарил набор швейцарских надфилей. Вот это инструменты, качество – слов нет!».

«Виктор Ильич, а ведь эти надфили ворованные».

«То есть как ворованные?».

«А очень просто, как и всё другое. Вот вы занимали такие большие должности, а не подумали о том, откуда у лекальщика швейцарские надфили? Да с родного завода, причём не купленные»

«Да, действительно. Уел ты меня. Спасибо, век живи век учись».

Знаешь, Ефим, я думаю, что тебе бы сейчас очень мог помочь такой человек как Виктор Ильич Ливенцев, с его пониманием проблем и умением понять идею их решения. А уж его настойчивость в их решении – об этом и говорить не надо. Почти вся спортивная база Белоруссии – это его заслуга.

Е.Х. Это точно. А насчёт надфилей – он наверное просто не хотел обидеть старого партизана.
А.П. У меня о Викторе Ильиче осталось очень хорошее мнение, как об открытом человеке.

Е.Х. Открытый – это точно. Но однажды у меня был с ним конфликт. Это было в 1974 году во время заключительного этапа подготовки к Чемпионату Мира в городе Тун, Швейцария. У меня к тому времени начались трения с главным тренером Ратниковым из-за того, что ко мне стали обращаться с вопросами по технике стрельбы винтовочники, которых тренировал друг Ратникова Ляшенко. Ратников стал ко мне придираться, несколько раз делал замечания, что пистолетчики часто отдыхают, всегда кого-нибудь нет на огневом рубеже. Потом меня вызвал Ливенцев и необычно жёстко спросил: «Что у вас происходит в команде?». Я ответил, что у меня всё в порядке и мне не понятно его недовольство.

На это он снова очень жёстко сказал: «Нет у вас порядка, идите и разберитесь».

А.П. Но ведь это совсем не похоже на Ливенцева, что-то типа «иди туда, не знаю куда».

Е.Х. В том-то и дело, что это было с подачи Ратникова. Но закончилось следующим образом: мы, т.е. пистолетчики из 14 золотых медалей выиграли 12, а победителей не судят, даже у нас. Да, в последний день до начала стрельбы стандартного пистолета, когда у нас уже было 10 золотых медалей, Мария Яковлевна Жилина спросила меня, не волнуюсь ли я. Я ответил, что волноваться надо было во время подготовки, а сейчас зачем же. Маша говорит: «А пульс-то небось за 100? Какой у вас нормальный пульс?». Я ответил, что нормальный пульс у меня 64. Маша проверила мой пульс и с удивлением сказала, что насчитала 64. А чему тут было удивляться – у меня ведь уже было 10 золотых в кармане, дело в шляпе!

Но через несколько минут пульс у меня подскочил, вероятно, за 100. Пришёл последний автобус из гостиницы, а Вити Торшина нет. Стрельба уже начинается, а его нет. Смена начала стрельбу, закончилась пробная серия – Вити нет. Я стою в двери тира и вижу огневой рубеж и ворота стрельбища. Судьи идут менять мишени и в это время в воротах появляется Торшин. Подбегает с языком на плече: «Опоздал?». «А пистолет пристрелян? Если пристрелян, то не опоздал, будешь стрелять без пробных». Витя под шутки стрелков занял своё место, начал с сорока шести, что было логично, затем выровнялся и перед последней серией уже лидировал. Я заметил, что он как-то расслабился, поняв, что уже всё сделано. Но что может сделать тренер в такой момент? Да ничего, правила не позволяют. Витя сделал последнюю серию 46 очков, стал Чемпионом Мира, но до мирового рекорда ему не хватило одного очка! Я тогда не стал с ним говорить на эту тему – победителей не судят!, но на следующем сборе спросил: «Витя, что ты подумал перед последней серией в Туне?». «Подумал, что всё уже сделано».

А.П. Жалко Витю, очень добрый был парень, никому никогда зла не сделал. Погиб случайно. Жалко.

Е.Х. Да, добрый был парень, всегда с улыбкой... Его рукоятка на олимпийке мне подходила, я иногда стрелял серию-другую из его пистолета. Однажды на тренировке он сделал «девятку» на восьмисекундной серии. Я спрашиваю, что произошло, а он отвечает, что как-то так получилось. Но ведь это 8 секунд, тут нужно точно контролировать каждый выстрел, попросту не стрелять, если пистолет не стоит в «десятке». Тут кто-то ещё сделал «девятку», затем ещё. Стоп, говорю, ребята, так дело не пойдёт, «девятки» на 8-ми секундах – это недопустимо.

Тогда кто-то из них говорит: «Вам хорошо говорить со стороны...». Ну, хорошо, думаю. «Витя, дай твой пистолет». Ребята тут же составили судейскую бригаду, предвкушая удовольствие. Они наверное не обратили внимания, что я каждый день стрелял по нескольку серий, не для тренировки, конечно, а чтобы проверить свои соображения на практике. Я приготовился: «Пробные дадите?». «Пожалуйста»,- говорят. Пробные я сделал 48 очков, все пробоины на час, девятки очень близкие. Сделал поправку и в двух сериях выбил 100 очков. В общем, как говорится, доказал, но мандраж был приличный.

А.П. Ефим, я, будучи тренером сборной, всегда брал с собой на сборы матчевый пистолет и частенько подключался к контрольным стрельбам для повышения уровня мандража, так как ребята знали, что у меня выиграть не просто. Кстати, мой второй сбор в роли тренера сборной был во Львове и закончился он открытым Чемпионатом Украины. Я занял второе место, а все члены сборной показали свою «воспитанность» - пропустили тренера вперёд, за что получили потом по первое число. Однажды с Саней Мелентьевым мы стреляли серию на «рубль-очко». Я его уговорил дать мне два очка форы – всё-таки он уже был Чемпионом Олимпийских Игр и рекордсменом Мира. В итоге я пятёрку выиграл – попал 95 очков, плюс 2 очка форы, а Саня расслабился, сделал 8 близких «девяток» и только 2 «десятки». А однажды на сборе в Софии, Болгария, где мы с Шамбуркиным были, как и в Мексике, вдвоём на всю большущую команду, произошло вот что. Если помнишь, был такой винтовочник из Ленинграда, Акоп Григорян. Так вот он стрелял пневматику и что-то у него не клеилось – не только «девяток» много, но и «восьмёрки» проскакивали. Я присмотрелся и заметил, что он весь качается, т.е. голеностоп не закреплён. Поговорил с ним на эту тему, а он воспринял моё замечание с недоверием, а так как он человек искренний, то это было написано на его лице. Я взял его винтовку и стал стрелять без куртки, так как его куртка мне была мала. Первый выстрел я сделал влево вниз, но попал в «десятку». Второй я постарался сделать также – получилось. В общем я сделал 49 очков и больше стрелять не стал, это везение могло закончиться на любом выстреле. Акоп был страшно удивлён: «Как же так, вы ведь тренер пистолетной группы?». Откуда ему было знать, что я был Чемпионом СССР и по винтовке.

Е.Х. Действительно, откуда ему знать. У нас ведь только покойный Георгий Георгиевич публиковал историю российского и советского стрелкового спорта в «Разноцветных мишенях», да и то не закончил – журнал закрыли. (Справка: Г.Г.Козлов более 30-ти лет был главным тренером Вооружённых Сил СССР по стрельбе).

А.П. Ефим, расскажи, пожалуйста, как создавались твои модели.

Е.Х. Знаешь, не всё в этом процессе интересно. Интересное начинается с изготовления опытного образца – вот это действительно творчество. Опытные образцы всех своих пистолетов я делал сам. Часто бывает так, что какая-нибудь деталь, не вызывавшая сомнений на бумаге, в металле не получается, не уживается с соседями. Но когда опытный образец был готов, я не сомневался в его технологичности. Однажды на заводе мы сразу заложили изготовление новой модели в количестве 30 штук, что по заводским понятиям абсурд. Мне говорят: «Ты что? Сразу тридцать – ведь ещё сто раз переделывать будешь. Давай для пробы штуки три начнём». Но я был уверен, что ничего переделывать не придётся, всё уже было отработано на опытном образце. А до этого сотни раз проверялось на бумаге. К тому же в 50-е и 60-е годы, когда наша промышленность спортивных пистолетов не выпускала, мы так натренировались переделывать армейские образцы под спортивные, что советские оружейные мастера стояли на голову выше иностранцев. Переделывали не только армейское оружие. Больше всех досталось пистолету Маголина. Его простая и очень надёжная конструкция выдерживала любые переделки. Михаил Владимирович никогда не смог бы узнать свой пистолет в «раме» Петра Шептарского, которая выпускалась в Туле под индексом МЦ-3.

Причём вся эта истинно творческая работа была чистой самодеятельностью. Даже наша с Володей работа, в результате которой сборная СССР получила самые лучшие и современные пистолеты, совершенно не оплачивалась. Спорткомитет СССР не заплатил мне ни одного рубля. Однажды я спросил Караваева, почему нам ничего не заплатили за всю нашу работу. В ответ он спросил: «А Разорёнов с тобой что – не поделился?». А почему он должен был со мной делиться, если заплатили ему? Это тоже была политика «разделяй и властвуй».

А.П. Да, Караваев в этой политике мастак. Мне он тоже большую свинью подложил. В 1985 году я должен был ехать на соревнования в ГДР и ФРГ тренером.

Приезжаю в Москву и узнаю, что еду руководителем делегации, а тренером со мной едет Караваев, который и готовил всю поездку. Он доложил руководству Комитета, что нас встречают в восточном Берлине, везут в Зуль, затем сборная ГДР на своём автобусе перевозит нас в Мюнхен, а оттуда уже летим в Москву. Короче, в Берлине нас не встретили и в Мюнхен не отвезли, не было такой договорённости, а из Мюнхена в Москву мы должны были лететь двумя группами, причём наш багаж не был оплачен, а стрелковый багаж знаешь какой. Кстати, оплатить его я не мог, так как мне не дали денег ни на какие расходы, у меня были только личные копейки. Так вот я был настолько дураком, что провёз команду по всему этому маршруту, не заплатив ни пфенига, но за багаж нужно было платить, что и сделал Немецкий стрелковый союз, представив потом платёжный документ Спорткомитету СССР. Это была, конечно, авантюра с моей стороны. Представь себе, я уговорил итальянцев взять нас с собой из Зуля до Франкфурта-на-Майне, это более 600 километров, предварительно договорившись с деловым руководителем Немецкого стрелкового союза Петером Михелем, он, кстати, до сих пор на этой должности, что он пришлёт за нами автобус во Франкфурт, а это ещё более 400 километров от Мюнхена. (Совсем недавно, в августе этого года, Петер Михель скоропостижно скончался на своём боевом посту во время Чемпионата ФРГ в Мюнхене в возрасте 62 года).  То есть, оплата багажа была значительно меньше того, что я должен был заплатить за все эти переезды. В общем, Караваев сделал меня козлом отпущения, через некоторое время меня просто перестали приглашать на сборы, молча. На тренерском семинаре в конце 1985 года я спросил Шамбуркина: « Николаич, скажи мне, в чём дело? Учти, я и не думаю проситься обратно, я просто хочу знать, почему со мной так обошлись». На это Шамбуркин сказал: «Толя, к тебе, как к специалисту, никаких претензий нет. Лучшего у нас на сегодня нет. Но один из зампредов Комитета сказал, что больше не хочет тебя видеть с сборной». Вот такой разговор, дословно, с магнитофонной точностью.

Е.Х. У меня тоже отношения с шефами не складывались. Даже с Поликаниным, который значительно гибче Шамбуркина, и то ни разу по душам не поговорили и по рюмке не выпили. Представляешь, столько лет вместе – и ни разу! (Справка: Поликанин Евгений Иванович, заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР. Много лет был главным тренером сборной СССР, до 2002 года был Президентом Стрелкового Союза России).

А.П. Он рано в начальники пошёл. В 1959году я первый раз стрелял на Первенстве СССР за армейскую команду, а он - последний, мы были в одной четвёрке.

Е.Х. Да, давно всё это было. А знаешь, в то время, хотя нам ничего и не платили, но и мы не должны были платить. На всех заводах нам помогали без проблем, 2-3 килограмма металла, проволоку для пружин давали просто так. А тут недавно потребовались 6 плиток металла для рамок пистолетов – 600 американских зелёных рублей! А где я их возьму, если у меня пенсия 2500, но русских? На одну рамку не хватит...

А.П. Эта цена по методу «зи стэли».

Е.Х. То есть?

А.П. Был такой итальянский математик – Зистоли, один метод вычислений носит его имя. А по-украински «зи стэли» значит «с потолка».

Е.Х. Точно. Дурацкая ситуация – за готовые пистолеты готовы заплатить хорошие деньги, а на какие шиши я могу их сделать? Нужно кредитование, но меценаты на Руси перевелись давно.

А.П. Ефим, ну её к дьяволу эту реальность, давай поговорим о чисто стрелковых проблемах. Расскажи мне, пожалуйста, как ты понимаешь скоростную стрельбу. Во всех книгах написано практически одно и то же, но я так своих ребят не учу. Очень хочется знать твоё мнение.

Е.Х. Да, во всех книгах одинаково, но разумной основы там нет. Во-первых, на скоростную стрельбу надо переводить, не раньше, чем новичок станет перворазрядником по нашей классификации. Во-вторых, сейчас оружие такое, что стрелка с ног не сбивает, поэтому изготовка не должна ничем отличаться от изготовки для спокойной стрельбы и изготавливаться нужно по первой мишени. Метод изготовки по средней мишени ничем не оправдан – угол разворота с первой мишени до пятой незначителен. Если готовиться по первой мишени, то первый выстрел получается более надёжным, а это ключ к серии. В третьих, начало подъёма руки должно быть быстрым, это примерно 45 сантиметров, а затем нужно замедлить движение, чтобы спокойно остановить пистолет в центре мишени. Длина пути подъёма – это около 60-ти сантиметров. Если следовать книжным указаниям, т.е. начинать замедление в «семёрке» или «восьмёрке», то на замедление остаётся только около пяти сантиметров пути подъёма, а это очень резкое торможение, пистолет будет трудно остановить точно в центре. Хотя, конечно, можно освоить и такой способ, если очень много тренироваться. В четвёртых, взгляд должен быть постоянно направлен на мишень. Ведь когда тебе нужно что-то взять, ты смотришь на то, что хочешь взять, а не на руку. Координация между взглядом и рукой очень надёжна, она тренируется всю жизнь. Таким методом можно довести время первого выстрела до 1,3 секунды, что позволит остальные выстрелы сделать прицельно.

А.П. А что со стрельбой по одному силуэту? Правда, это уже давно не силуэт, но так привычнее.

Е.Х. А то же самое. За 1,6-1,8 секунды стрелок поднимает руку и у него есть ещё больше секунды на выжим спуска. Тут другой вопрос – когда начинать нажим на спусковой крючок и как дышать? Надо сделать вдох и опустить руку, семь секунд легко не дышать. Надо делать полувдох или полувыдох, чтобы мышцы были в тонусе, тогда они управляемы.

А.П. Ефим, я учу перед началом подъёма сделать вдох, а с началом подъёма начать выдох и к моменту остановки пистолета в центре мишени мышцы будут точно в таком тонусе как при спокойной стрельбе.

Е.Х. Но нужно делать полувыдох, так как после выдоха мышцы теряют управляемость. Это, кстати, помогает при тренировке устойчивости. Есть очень простой способ тренировки устойчивости, основанный на управляемости мышц. 90% ориентировки в пространстве человек получает через зрение и только 10% - через мышечные ощущения. А стрелкам нужны тонкие мышечные ощущения. Как тренировать эти ощущения? Прицелиться, зафиксировать изготовку, закрыть глаза и «слушать» как работают мышцы, удерживая корпус неподвижно. Важно именно это умение «слушать» мышцы.

А.П. Ефим, я знаю, что нетренированный человек ощущает изменения положения своего тела в пространстве, когда эти изменения достигают около трёх градусов. Стрелки реагируют уже на изменения в тридцать секунд. Алан мне как-то подарил хороший способ тренировать устойчивость. (Справка: Алан Эрдман – заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, тренер сборной команды России). Нужно нанести точку на окно и использовать её как мушку, прицеливаясь этой мушкой на цель за окном. Мушка и цель неподвижны и ты будешь видеть свою устойчивость в чистом виде.

Е.Х. Да, это очень эффективный способ. Мы с Борисом Крихели ещё в МВТУ имени Баумана его применяли. Только по другому: примерно в том месте, где находится мушка пистолета при прицеливании, мы ставили какой-нибудь стержень, например отвёртку, и «прицеливались» этой отвёрткой в мишень во время тренировки в холостую.

А.П. Ещё один вопрос. О важности закрепления лучезапястного сустава знают все, а как её тренировать, ни в одной книге не написано. Все говорят, что кисть руки надо закреплять, а как это сделать, об этом ни слова. Я придумал свой способ, как добиваться этого закрепления и достаточно успешно его применял ещё в СССР и применяю сейчас, к сожалению, по заграницам, где работаю с 1991 года с перерывом в 1998 году, когда тренировал сборную Украины.

Суть этого способа в том, что стрелок тренируется сидя с упора, на который слегка опирается предплечьем близко к запястью. Таким образом стрелок остаётся один на один с колебаниями кисти, так как все остальные колебания практически исключены. Пытаясь остановить колебания кисти, которые, оказывается, ой как велики, стрелок и тренирует умение закрепить лучезапястный сустав.

Я использовал эту тренировку ещё в 1986-1988 годах, когда был старшим тренером армейской команды. Попросил всех стрелков группы, а их было десять, проконсультироваться со своими личными тренерами, принять или нет этот способ, и начали тренироваться. Причём, большинство приняли это с удовольствием – лентяи, думали, что это легко.

На третий день появился Егрищин, его задержали дела в Военном институте физкультуры. Увидев эту картинку он очень удивился: «Ой, что это они делают?», а на мои объяснения заявил, что он сейчас шестьсот сделает. (Е.Х. смеётся). Представь себе его удивление, когда первым выстрелом он сделал «шесть» на 12 часов, а вторым – «шесть» на 6 часов. Но он быстро научился управлять кистью в этом положении, Семёныч всё-таки был одним из лучших стрелков Мира. (Справка: Анатолий Семёнович Егрищин, Заслуженный мастер спорта, Заслуженный тренер России, многократный Чемпион Мира, Европы и СССР).

А вот итоги этой тренировки: предыдущие семь лет армейцы ни разу не выиграли у динамовцев ни матчевый, ни пневматику, а после трёх месяцев такой тренировки на семи соревнованиях выиграли всё. Да, и Сергей Коростылёв в 1986 году стал Чемпионом СССР по матчевому. Я ничего этого не записывал, поэтому больше деталей не помню. Я не хочу сказать, что это был результат только моего новшества, но то, что оно помогло – бесспорно. Жаль, что другие тренеры «не заметили» эффективности такого вида тренировки.

Е.Х. Конечно, закрепление лучезапястного сустава - это фундаментальный элемент техники стрельбы из пистолета. Я обычно говорю, что нужно как бы наложить шину и зафиксировать шею, плечо, руку и кисть – это должен быть единый блок. Если ты этого добился, ты – стрелок. Помнишь, я ведь за трубой никогда не сидел, по кисти видно всё.

А.П. Я в начале сидел за трубой, «пристреливался» к стрелкам, а потом к трубе не был привязан, мог иногда лучше стрелка определить попадание без трубы.

Да и вообще, я, пожалуй, больше учился у стрелков, чем учил их. До сих пор нахожу что-то новое в технике выстрела.

Е.Х. Вот это здорово! Я недавно услышал по радио очень понравившееся мне выражение: «Старость наступает тогда, когда человек перестаёт учиться». Лет восемь назад, да, я уже семьдесят отметил, мне передали, что Володя Столыпин сказал: «Пора этому старику угомониться». Я попросил передать ему: «Не дождёшься!». А почему я должен угомониться, если у меня получается? И пневматическая винтовка для начального обучения хорошая вышла, и стандартный пистолет должен быть лучше предыдущих, только бы в производство запустить...».

Размышления в качестве заключения.

Эту статью я писал в Мексике, куда приехал для работы по контракту 27 июля 2003 года, через неделю после трёхдневного общения с Ефимом Леонтьевичем. Со 2 по 9 августа в Санто Доминго, Доминиканская Республика на острове Гаити, проходили соревнования по стрельбе в программе Панамериканских Игр. Пистолеты конструкции Хайдурова здесь тоже принимали активное участие: все три призёра по матчевому пистолету стреляли из ТОЗ-35.

Неужели ни в России, ни в Украине не найдутся люди, способные разглядеть выгоды, которые может дать организация небольшого производства спортивных пистолетов? Даже бренд уже известен во всём мире, не так как Калашников, конечно, но стрелки всех стран знают имя Хайдурова, несмотря на то, что оно всегда было скрыто то за ТОЗ, то за ИЖ. Издатели книги о Тульском музее оружия даже не упомянули имя Ефима Леонтьевича, когда писали о его револьвере, в книге написано, что револьвер создали конструкторы завода. И ведь не покраснели при этом!

Ещё одна деталь – это был бы первый в наше время на постсоветской территории завод (хотя и маленький!) по производству спортивного оружия, носящий имя конструктора. Такие производства существуют на западе, как, например, одна из самых успешных фирм Морини Армс (Morini Arms) в Швейцарии, которая носит имя конструктора пистолетов Чезаре Морини, уже восемь лет назад покинувшего фирму. Сам Чезаре сейчас сотрудничает с фирмой Аншутц, а его имя работает на швейцарскую фирму.

Я говорю о небольшом производстве потому, что спортивные пистолеты – это технически сложное производство и потребность в них не так велика, как, например, в автомобилях. Но это производство может быть очень прибыльным.

Давайте посчитаем. Один пистолет любой модели Хайдурова стоит от 1004 до 1500 долларов. Авторитет хайдуровских моделей ещё велик, покупать их будут, но есть ещё одно абсолютно непременное условие: одновременно с производством пистолетов нужно организовать сервисное обслуживание оружия, как это сделано, например, в фирме «Файнверкбау». На всех международных соревнованиях присутствует бригада фирмы и все неполадки устраняет бесплатно. Такое сервисное обслуживание – это гарантия надёжного сбыта. Однажды я подошёл к моему старому другу Херберту Лангенбахеру, механику «ФВБ», которого знают и любят стрелки всего мира, с пистолетом украинского стрелка Владимира Грищенко, члена сборной команды СССР на Чемпионате Европы. Херберт не поверил, что на Чемпионате Европы кто-то будет стрелять из модели 1965 года, ведь пистолету было уже почти 20 лет, а выглядел он на все 100, уже и воронения не было. Херберт молча открутил болты, крепящие блок ствольной коробки со стволом к рамке, выбросил их в мусор и прикрутил к рамке новый блок. Такая возможность, вероятно, была продумана – номер был только на рамке пистолета.

Имя Ефима Леонтьевича Хайдурова – это пропуск на густо заселённый рынок спортивного оружия, гарантия успеха торговой марки, способной стать рядом с такими гигантами как, например, Пьетро Беретта, Смит энд Вэссон, Браунинг или Кольт.

P.S. В своей жизни Ефим Леонтьевич занимался не только стрельбой и конструированием пистолетов – была и тренерская работа, и заведывание кафедрой стрельбы Центрального института физической культуры и спорта. Было однажды и второе место на чемпионате Бурятской АССР по... десятиборью. Представьте себе человека ниже среднего роста, весом 55 кг, толкающего ядро… Когда я спросил Ефима Леонтьевича, кто летел дальше, он или ядро, он сказал, что с ядром он справился кое-как, а вот после броска диска он сам летел в обратную сторону чуть ли не дальше снаряда. И все-таки, несмотря на более чем скромную внешность, у Ефима спортивный характер. Он меня поразил однажды в Болгарии, где мы проводили первый весенний сбор в апреле, когда у нас еще холодно. Во время занятий по общефизической подготовке Ефим Леонтьевич организовал соревнование на длительность пребывания под водой, да сам его и выиграл, пробыв под водой больше двух минут. Затем он проплыл под водой примерно 75 м…
Ефим Леонтьевич вспоминает: «Однажды услышал по радио очень понравившееся мне выражение – «Старость наступает тогда, когда человек перестает учиться». Лет девять назад, да, я уже семьдесят отметил, мне передали, что Володя Столыпин сказал: «Пора этому старику угомониться». Я попросил передать ему: «Не дождешься!». А почему я должен угомониться, если у меня получается? И пневматическая винтовка для начального обучения хорошая вышла, и стандартный пистолет должен быть лучше предыдущих, только бы в производство запустить...».
Ефим Хайдуров: восемь авторских свидетельств и сорок шесть патентов в девяти странах мира... Неужели тупик?..


ПОДПИСИ:

№6 Ефим Хайдуров – студент Высшего технического училища имени Баумана.

№7 Моисей Иткис – заслуженный мастер спорта, многократный чемпион мира, Европы и СССР. Ныне полковник в отставке, кандидат наук М.Иткис живет на севере Израиля и тренирует молодежь на общественных началах.

№8 Армейские пистолетчики: слева мастер спорта международного класса, чемпион Европы Альберт Удачин (Киев), второй слева – мастер спорта международного класса Игорь Раенко (Москва), третий слева – заслуженный мастер спорта, двукратный чемпион мира Владимир Столыпин (Ленинград), справа – заслуженный мастер спорта, чемпион мира и Европы Анатолий Егрищин (Ленинград).

№9 Пистолет Марголина, переделанный для скоростной стрельбы по силуэтам («олимпйки»).

№10 Заслуженный мастер спорта, чемпион мира и Европы Виталий Пархимович (Минск), мастер спорта международного класса Владимир Пудов (Минск) и мастер спорта международного класса, кандидат наук, преподаватель кафедры стрельбы Центрального института физкультуры (Москва) Мария Жилина.

№11 Стрелок и тренер из Словакии Иван Неметы, двукратный чемпион мира в стрельбе из матчевого пистолета (один раз из пистолета Хайдурова ТОЗ-35) Владимир Столыпин и заслуженный тренер СССР Александр Парфиянович.

№12 37-й чемпионат мира, Москва, 1958 г. Матчевый пистолет. Чемпион – Махмуд Умаров, второе место – Алексей Гущин.

№13 Сильнейшие стрелки из винтовки пятидесятых годов: армейцы Моисей Иткис, Анатолий Богданов, Иван Новожилов, Борис Андреев и Крышневский с винтовками Мосина образца 1891/30 г.

№14 Справа – многолетний оружейный мастер сборной команды СССР Алексей Петрович Данилов, более известный как Адмирал.

№15 Ну, и шутки у вас, Ефим Леонтьевич! Пистолетик-то пневматический... Впрочем, пневматика – не ваш профиль.

№16 Многократный чемпион СССР в стрельбе из револьвера (на фото – с револьвером Нагана, переделанном для спортивной стрельбы) и в скоростной стрельбе по пяти силуэтам Георгий Наумович Волынский. На столике перед ним – два пистолета Марголина для «олимпийки».

№17 Спаракиада Народов СССР, 1963 г. Награждение победителей в «олимпийке».
Чемпион – Ренарт Сулейманов (Россия),
2-е место – Александр Забелин (Россия, Ленинград),
3-е место – Георгий Волынский (Беларусь),
4-е место – Григорий Прокопенко (Украина),
5-е место – неизвестный,
6-е место – Альберт Удачин (Украина).

№18 Открытие 40-го чемпионата мира, Феникс, Аризона (США).

№19 Слева – Валерий Чижов, тульский «левша», справа – оружейник сборной команды СССР и конструктор-самоучка Владимир Разоренов на Олимпийском стрельбище в Мытищах.

№20 Заслуженный мастер спорта, чемпион мира и Европы, призер Римской олимпиады Марат Ата Ниязов в студенческие годы (Институт нефти имени Губкина, Москва). Однажды в «Советском спорте» туркмена Ниязова назвали киргизом. Обычно вспыльчивый Марат на этот раз среагировал очень спокойно: «Чего вы хотите – это же москвичи. Для них за пределами кольцевой дороги земля круглая и живут там одни киргизы».

№21 Легендарный Адмирал, Алексей Петрович Данилов, многолетний оружейный мастер сборной команды СССР, автор книги «Современное спортивное оружие и его отладка», выдержавшей два издания.

№22 Науку – в сельское хозяйство! Заведующий кафедрой стрельбы Центрального института физкультуры Ефим Леонтьевич Хайдуров и профессор той же кафедры Аркадий Яковлевич Корх на уборке картофеля в Подмосковье.

№23 Сборная команда СССР 1950-х гг.
Капитан команды – заслуженный мастер спорта полковник Григорий Купко (Киев).
В первой шеренге слева направо: Петр Шептарский, создатель пистолета для скоростной стрельбы МЦ-3 (Краснодар), Николай Калиниченко, чемпион мира в стрельбе по силуэтам (Львов), Виктор Иванилов, впоследствии тренер сборной команды СССР (Подмосковье), Дмитрий Бобрун, чемпион мира в стрельбе по мишени «Бегущий олень» (Львов), Крышневский, чемпион мира в стрельбе из винтовки (Львов). Последний в первой шеренге – Василий Борисов, чемпион мира и олимпийских игр в стрельбе из винтовки (Подмосковье).
Первый во второй шеренге – заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР Лев Вайнштейн, обладатель олимпийских медалей в стрельбе из пистолета и винтовки.
Первый в четвертой шеренге – заслуженный мастер спорта, кандидат педагогических наук, чемпион мира в стрельбе из винтовки полковник Моисей Иткис.
Девятый слева (в глубине, правее Н.Калиниченко) – основатель стрелковой династии Авиловых, Петр Семенович Авилов, которому 4 года назад исполнилось 90 лет. Сын Петра Семеновича, Виктор, многократный чемпион СССР, мира и Европы в стрельбе из винтовки, а внучка Наташа – чемпионка СССР, России, мира и Европы в стрельбе из пистолета и жена олимпийского чемпиона Атланты в стрельбе из матчевого пистолета (пистолет ТОЗ-35 конструкции Хайдурова) Бориса Кокорева.

№24 Заслуженный мастер спорта, чемпион мира и Европы Антон Маркович Ясинский. Полковой оружейник, старшина Ясинский начал тренироваться в возрасте около 40 лет и через два года победил на чемпионате Европы с мировым рекордом в матчевом пистолете. Ему долго не присваивали звание заслуженного мастера спорта, поскольку у него не было значка «ГТО 2-й ступени» («Готов к труду и обороне»). Забыли, наверное, что он доказывал эту самую готовность с оружием в руках с 1941 по 1945 гг.

№25 Валерий Чижов, садчик (специалист по ложам и рукояткам, «сажающий» ствол в ложу) Тульского оружейного завода и Е.Л. Хайдуров. Между ними таджикский стрелок, Фирдоуси Курбанов, которого мы называли Федей.

№26 Многолетний соавтор Ефима Леонтьевича Владимир Александрович Разоренов, тбилисец Отари Кверикашвили, с 1998 г. работает тренером в Венесуэле, сухумский стрелок, мастер спора международного класса, рекордсмен СССР Марлен Папава, дочь Ефима Леонтьевича, самый южный стрелок (город Кушка), мастер спора международного класса, чемпион СССР в матчевом пистолете Михаил Акулов.

№27 Чемпион и рекордсмен мира в «олимпийке» мастер спорта Александр Кропотин. Звание заслуженного мастера спорта ему не присваивали, потому что ветеран войны, автоматчик Кропотин не имел значка «Готов к труду и обороне» 2-й ступени.

№28 Чемпион СССР, Европы, мира и олимпийских игр заслуженный мастер спорта Алексей Гущин.

№ 29
Елена Костевич


№ 30
Три Заслуженных тренера СССР:
Ефим Хайдуров, Игорь Пыльнов и Анатолий Поддубный.


№ 31, № 32
В гостях у Е.Л. Хайдурова – конец июля 2003 г., Москва.

P.S.Виктор Юрьевич, обнаружилась ещё одна фотография, плохого качества (это был мой первый опыт с цветной плёнкой), но интересная. На ней Владимир Столыпин, тренер из ФРГ Карл Шлёммер и двукратный Олимпийский чемпион Юзеф Запендзки. Снимок сделан во время Олимпиады в Москве.

Анатолий Поддубный

Похожие темы:
Конструктивные особенности произвольного однозарядного пистолета ТОЗ-35М
Оружие Хайдурова. Ефим Леонтьевич Хайдуров
Произвольный спортивный однозарядный матчевый пистолет МЦ-55-1

К литературе ФорумНа Главную