К литературеИнтервью известных стрелков и тренеров
Михаил Неструев - «Мы научили китайцев стрелять, а теперь пожинаем плоды»

Михаил Неструев - «Мы научили китайцев стрелять, а теперь пожинаем плоды»

Самым метким человеком планеты без преувеличения можно назвать москвича Михаила НЕСТРУЕВА. Ему ничего не стоит с трехсот метров одним выстрелом попасть в "десятку". А со ста метров он может не только попасть в муху, но и отстрелить самцу его мужские достоинства. А уж попасть белке в глаз, как это делают охотники в тайге, - ему сущий пустяк.

В Гетеборге, где прошел Чемпионат Европы, Михаил выиграл золотую медаль в стрельбе из пневматического пистолета. С неоднократным Чемпионом Мира и Европы по пулевой стрельбе беседует наш корреспондент.

— Михаил, а слабо вызвать кого-нибудь на дуэль?
— Я не Джек-потрошитель с пистолетом, но сейчас развелось столько нечисти, что даже жаль, что в России отменены дуэли. Считаю, что их надо возрождать и тогда в стране будет меньше бандитов и хулиганов. Не раз видел, как хамы пристают к женщинам, как новые русские оскорбляют совсем юных девчонок, и никто не желает или боится с ними связываться.

В прошлом веке было проще - бросил в лицо носовой платок и милости прошу на дуэль. Жизнь показывает, что даже если поддонок и умеет хорошо стрелять, то он погибает первым. Так что дуэлей сейчас не хватает. Не каждому хочется бегать по судам по статье о защите чести и достоинства.

Михаил Неструев - «Мы научили китайцев стрелять, а теперь пожинаем плоды»

— Интересно, а с женой "перестреливаетесь" в словесной перепалке на кухне?
— Мы воспитанные люди и ссоримся редко. Кстати, моя жена в прошлом мастер спорта международного класса по… стрельбе. А познакомились мы с ней в тире, который раньше находился на Самокатной улице. Помню, как на тренировке долго смотрел на нее со стороны, она так красиво целилась. Чтобы обратить на себя внимание, пришлось выдать серию выстрелов, и многие пули кучно поразили мишень. Только после этого она на меня посмотрела с одобрением. Сейчас наград у меня намного больше, чем у жены. Она "завязала" с большим спортом и заботится о материальном положении семьи, работает в банке.

— С закрытыми глазами стрелять приходилось?
— Много раз, и даже во время соревнований! Дело в том, что нередко стрелок моргает глазами, им ведь не прикажешь, а тем временем непроизвольно нажимаешь на курок и пуля летит в цель. Сколько раз даже сам удивлялся, каким чудом попадал в "десятку"!

— У вас меткий глаз. А новые русские не предлагали непыльную работу?
— Предлагали, но не согласился. Ведь тогда пришлось бы оставить большой спорт, а я без него уже не мыслю жизни. Так что от "больших бабок" пришлось отказаться. Ведь в моей коллекции пока нет ни одной Олимпийской медали. А так хочется ее получить! Пока мне за тридцать и в нашем виде спорта меня ветераном никто не считает. По крайней мере, так думает мой нынешний тренер Александр Михайлович Суслов. В нашем виде спорта можно выступать в любом возрасте, лишь бы глаз оставался зорким, а выстрелы - меткими.

— Я слышал, что на одном из соревнований своим вы повергли в шок многих швейцарцев…
— Дело было в одном из швейцарских кантонов. Так у них называют деревни. У жителей этой высокогорной страны на руках имеется немало огнестрельного оружия. Они просто фанаты старинных ружей. У кого-то из кантонцев "завалялась" столетняя винтовка. Наши винтовочники пытались из нее попасть в цель, но им это не удалось. Думали, что сбит прицел. Тогда я взял ствол и с первого раза метров с трехсот попал в десятку.

— В былые времена с вашей "целкостью" можно было стать придворным охотником и жить безбедно…
— Придворным вряд ли бы когда стал - характер не тот. Угождать не люблю. А охотой увлекаюсь не первый год. Это у меня своеобразное хобби, и в лес я отправляюсь не ради добычи, а по состоянию души. Не меньше люблю рыбалку. На спиннинг выловил не одну крупную щуку. Люблю рыбу не только ловить, но и готовить.

— В муху попадете не глядя?
— Могу с расстояния 50 метров. В нее мне попасть даже легче, чем в "десятку". Профи в стрельбе отлично знают, что за многие годы тренировок мишени очень "достают", а муха вызывает совсем другие эмоции. Поэтому стрелять в нее проще.

— Стрелки не балуются допингом?
— Большинство - нет, но на допинге ловили и стрелков. Существует немало препаратов, которые обостряют зрение, положительно "давят" на психику. Но мне допинг пока не нужен, я и так выигрываю.

— Любовь к стрельбе, у вас, наверное, с детства?
— Я рос в обычной московской семье, пацаном здорово хулиганил. Да так, что даже состоял на учете в детской комнате полиции. Попал туда за любовь ко всему, что стреляет. Даже сделал собственноручно самострел и "громыхал" из него на пустырях, пока не попал в полицию.

— А кто привел в секцию стрельбы?
— В школе увлекался русским и литературой. В пятом классе записался в секцию стрельбы на Самокатной улице и ездил туда после уроков практически каждый день. Около часа уходило на дорогу, но это меня не огорчало, ведь появилась возможность стрелять не на пустыре, а в современном тире и не из самопалов, а из настоящих пистолетов, правда, пневматических.

— И до чего дострелялись?
— До того, что в пятнадцать лет выполнил норматив мастера спорта. В таком возрасте редко кто добивается таких результатов. До сих пор храню удостоверение мастера спорта бывшего Союза. Его мне вручили после успешного выступления на первенстве страны среди юниоров.

— Спортивная судьба не отворачивалась?
— Всякое бывало. Было время, когда пять лет не брал в руки оружие. В свое время меня пригласили выступать за спортклуб в Германии. Я туда приехал, а его ликвидировали. После этого пять лет прослужил в советских войсках в Германии. За эти годы так соскучился по стрельбе, что после германского "плена" быстро стал Чемпионом Мира. А самая памятная победа у меня была в 1998 году на Чемпионате Мира в Барселоне. Тогда у меня получилась "осечка" при стрельбе из малокалиберной пистолета. Чего мне тогда только стоило собраться, затаив дыхание целиться, чтобы выиграть на этих соревнованиях. Все-таки заставил себя победить. И так в спорте нередко бывает, когда что-то надо делать "через себя". Спорт - это не только призы и медали, порой семь потов выйдет, пока станешь чемпионом.

— Какое оружие вам нравится - зарубежного производства?
— Ничего подобного. Как ни странно, но в России не разучились делать хорошее спортивное оружие. Особенно это удается специалистам, которые при Тульском оружейном заводе создали специальное конструкторское бюро и делают оружие на славу. На соревнованиях приходится стрелять как из отечественного, так и из зарубежных "стволов". До сих пор стреляем из пистолета, конструкция которого не меняется вот уже на протяжении 35 лет! Наши спортсмены успешно поражали из него мишени на Олимпийских играх.

— Любимое оружие?
— Крупнокалиберный пистолет калибра 7,62. Люблю стрелять из "пушек", которые так популярны во всем мире. Уж если стрелять, так стрелять! В юности в тире любил набивать руку и оттачивать взор, стреляя из пистолета чешского производства. Классная "пушка" была!

— Интересно, как складываются ваши взаимоотношения с тренером? До дуэли не доходило?
— Даже мысли о ней не было. С Александром Михайловичем у нас полное взаимопонимание. Мне важен его опыт, ведь в свое время он был победителем Спартакиады народов СССР по стрельбе, а ее выиграть было не проще, чем международные состязания. В стрельбе из пистолета на 50 метров ему еще недавно не было равных.

— Интересно, сколько вы перевели боеприпасов, прежде чем стать одним из самых титулованных стрелков в мире?
— На тренировке порой расходуешь более ста патронов. А так как я в большом спорте уже более пятнадцати лет, то по количеству выстрелов, наверное, скоро попаду в Книгу рекордов Гиннесса.

— Говорят, что раньше, когда еще не было летающих мишеней, стрелки палили по летящим голубям?
— Слышал, но я стендовой стрельбой не увлекаюсь. Если кроме шуток, то мне по душе стрельба пулевая. Из нарезного оружия. Состязания по стрельбе имеют длинную историю. Из охотничьих "стволов" соревнования стали проводить в Англии еще в средние века. А первые победители по пулевой стрельбе были определены в Швейцарии еще в 1824 году. Поэтому понятно, почему в швейцарских кантонах так любят старинное оружие.

— Всего два слова - пулевая стрельба - а это ведь множество дисциплин…
— Главное - иметь выдержку и терпение, чтобы произвести три раза по сорок выстрелов, причем лежа, стоя и с колена, из винтовки на расстоянии в 50 метров по мишени диаметром чуть более 162 миллиметров. А как непросто порой произвести 60 выстрелов лежа из винтовки на 50 "мэ" или столько же, стоя и навскидку, по движущейся мишени "бегущий кабан". Ведь мишень при медленном беге появляется на пять секунд, а при быстром - всего на две с половиной секунды. Так что наш спорт - это, конечно, удел людей с твердым характером.

17 августа 2004 года Михаил Неструев принёс сборной России вторую золотую медаль, победив в стрельбе из произвольного пистолета.

— Конечно, я ожидал, что выиграю золотую медаль, - сказал Олимпийский Чемпион.
В первом старте я выступил не столь удачно, завоевав серебро, а сейчас собрался и победил.

Ваш план на медали полностью оправдался?
— Не совсем. Я рассчитывал на больший успех в пневматической дисциплине. Сегодня я тоже рассчитывал на победу, так как к этому были предпосылки.

— Что Вам помогло выиграть?
— Во-первых, я проанализировал свои ошибки в предыдущем старте, а во-вторых, мне помогла погода. Было ветрено, и другие спортсмены были не готовы к этому. Я же тренировался в июле в Москве, где погода была почти такая же, как сегодня.

— Вы уже решили, на что потратите призовые?
— Скорее всего, на разрешение житейских проблем. Я - коренной москвич, а по меркам Москвы эти призовые не такие уж большие деньги. На самом деле наш вид спорта не даёт возможность зарабатывать на жизнь. Но с приходом Вячеслава Фетисова резко поменялось отношение к спорту, к спортсменам и их заслугам.

— Вы не считаете, что призовые могут быть для спортсмена не только мотивацией, но и мешать?
— Я бы сказал так, что на начальном уровне они, конечно, мешают, если спортсмен ещё не состоялся в жизни и спорте. Нужно понимать, что в нашей жизни не всё решают деньги.

— Насколько велика роль тренера в Вашей подготовке?
— Мой тренер - Светлана Ананьева. Вообще, тренер на этапе подготовки спортсменов уровня Олимпийской сборной является в большей степени не техническим наставником, а другом, человеком, который вдохновляет спортсмена на победу, умеет найти нужное слово в нужный момент.

Вы как-то признавались, что после золота и серебра на Олимпиаде в Афинах подумывали даже уйти из спорта.
— Я долго думал, стоит ли продолжать выступления, если главная цель достигнута. Ради чего? Словом, мне трудно было найти мотивацию. Это сказывалось и на моих результатах. В принципе, ничего такого, чем можно было бы гордиться, я за эти два года не показал.

Но ответ для себя нашли?
— Нашел: если человек приходит в спорт, то прежде всего потому, что стремится продемонстрировать себя другим. Значит, на каждом старте надо выделяться. У меня есть возможность выступать близко к абсолютному результату. Мировой рекорд в стрельбе из пневматического пистолета очень высокий - 593 очка из 600 возможных. Он был установлен советским стрелком Сергеем Пыжьяновым в 1989 году. На тренировках я был близко к этой сумме, а вот на соревнованиях это очень трудно. Но к этому нужно стремиться.

Мировой рекорд, который вы с партнерами в Довиле отобрали у китайцев, стратегически важен?
— Это приятно, но не более. Вряд ли наших основных соперников на Олимпиаде мы деморализуем штучным ударом.

К Пекину сборную Китая в качестве главного тренера готовит Ван Ифу, тот самый, который отобрал у вас одну из золотых наград в Афинах.
— Ничего удивительного. Он объявил об этом решении еще в Афинах. Боюсь, иначе ему в сборной не выдержать. Конечно, это шутка, но и правда есть в том, что конкуренция у них превосходит нашу в несколько раз. А когда в команде на одно место - десяток человек, она становится сильнее.

Есть ли у нас противоядие?
— Только в том, чтобы перенять у них лучшее. Что касается пистолетной стрельбы, то преимущество китайцев в том, что они стреляют не только метко, но и быстро. И сделав свою серию, они своим видом оказывают подсознательное давление на остальных. Поэтому тут надо придерживаться такой же тактики - стрелять с равной скоростью.

Не кажется ли вам, что очные поединки с китайскими стрелками пошли бы на пользу?
— К сожалению, мы сталкиваемся с ними только один раз в олимпийском цикле. Чемпионат мира в стрельбе проходит раз в четыре года - ровно на полпути к Олимпиаде. Мне кажется, было бы намного полезнее, если бы встречи стали более частыми. Вообще, мне кажется, что стрельба нуждается в реформах.

Что вы имеете в виду?
— Главная проблема в том, что соревнования как были, так и остаются скучными. Даже мне, стрелку, не всегда интересно ходить на соревнования - разве только чтобы поболеть за своих товарищей. А если самих стрелков не затащить на трибуну, то что уже говорить о простых зрителях.

Как же сделать ее более интересной?
— Это очень трудно. Сама по себе стрельба монотонна, но все-таки и у нас есть эмоции. Хотя они скрыты очень глубоко. Сама борьба происходит глубоко внутри и не может быть видна зрителям. Поэтому на телевидение стрельбе попасть труднее. И все-таки: если телевидению и вообще публике нужны эмоции, почему бы их не спровоцировать?

Как?
— Чтобы их показать, надо сначала их разрешить. Самое лакомое в нашем деле - это финальная серия. Если говорить о пневматике, то это 10 выстрелов, которые выполняются по очереди. Но все они происходят почему-то в тишине, которую стараются соблюдать всеми способами. Аплодисменты между выстрелами не в счет. Сами стрелки стараются соблюдать какие-то негласные правила, которые на самом деле не нужны. Ну, попал ты точнее, чем соперник, и сделал это раньше - почему нельзя порадоваться вместе с болельщиками? Вот в этот момент проверяется спортсмен, может ли он стрелять в условиях стресса или нет. Почему во время биатлонной стрельбы публика охает и улюлюкает, а у нас этого нет?

Действительно.
— У меня богатый опыт выступлений в германской стрелковой бундеслиге. Там эмоции болельщикам разрешены: они приходят с барабанами, с трещотками, которые не замолкают во время всех соревнований. И людям весело и интересно, и нам стрелять не так уже просто. Кроме того, пора поработать над внешним обликом стрелков. Например, одеть их в единую приятную для взгляда форму. И тогда мы попали бы на телеэкраны со всеми вытекающими последствиями.

Нашлись бы и спонсоры...
— Удивительный факт: правила ношения рекламы, действующие во время Олимпиады, распространены и на другие официальные соревнования. Это значит, что мы имеем право носить рекламу спонсоров лишь в микроскопическом объеме. А это тормозит развитие и популярность нашего вида!

Вы считаете, что международная Федерация не осознает необходимость реформ?
— Нет, Федерация уже предпринимала попытки изменить стрельбу. Меняли виды, входящие в олимпийскую программу, организовали трансляцию чемпионатов мира в интернете. Но, на мой взгляд, реформы эти происходят совсем не в той плоскости. Надо менять сам подход. Но беда в том, что те, кто принимает решения в международной Федерации, - это люди старого склада. К сожалению, попытки российских современно мыслящих стрелков и руководителей не увенчались успехом. В свое время я тоже пытался стучаться в закрытые двери. Несколько лет назад я написал письмо со своими предложениями, но получил лишь вежливый ответ в духе «спасибо за внимание».

— Как вы пришли в стрельбу? Сохранили ли вы те романтические представления о стрельбе, которые существуют в культуре до сих пор: гусары, дуэли?

— Это меня в спорт и затянуло. Эпизод из фильма про Шерлока Холмса, когда он одной обоймой выбивает вензель королевы, фильмы о гусарах заставили меня остановиться на пистолете. Захотелось тоже научиться выбивать сердечко одной обоймой. До сих пор не пропал интерес к оружию и, если выпадает такая возможность, всегда с удовольствием интересуюсь старыми видами, пробую, как они стреляют.

— Во времена нашего детства поход в тир был обязательной частью посещения парка культуры.
— Я тоже любил в луна-парке в тире добывать призы. Но спортивная секция - это совсем другое. В спорте стреляют на результат, который не сразу заметен. В тире выстрелил - попал - уточка красиво упала. Во время же тренировки ты выстрелил - пошли посчитали. Да еще и выяснилось, что ты не лучший. Начинается все это на довольно раннем этапе, и многие уходят сразу же, а кому-то, наоборот, нравится.

— Насколько ваш вид спорта доступен?
— Стрельба иногда пугает своей загадочностью и кажущейся недоступностью. С появлением пневматического оружия стало возможным тренироваться и дома, что, собственно, большинство спортсменов и делают, в том числе и я. Наши победы и результаты сделали стрельбу популярной, и в спортклубы повалили дети. Часто стрельба становится последним видом, который дети попробовали в период поиска спортивных занятий для себя.

— В каком возрасте не поздно начинать заниматься стрельбой?
— Вообще, стрельбе все возрасты покорны. У нас есть олимпийский чемпион 16-летний Константин Лукашик и есть 50-летние чемпионы, выступающие с ним на равных. Стрельбой могут заниматься девочки и мальчики, мужчины и женщины. Этот вид объединяет абсолютно разных людей, с разными возможностями, и это очень хорошо. В Австралии один человек смотрел Олимпиаду по телевизору, на тот момент ему был 41 год, и решил начать заниматься стрельбой. В 2007 году, выступая за сборную Австралии, он выиграл три этапа Кубка мира из четырех. Практически его взлет в мировую десятку спортсменов произошел за два года.

— В каком виде он выступает?
— Он стреляет из винтовки лежа. Благодаря ему в этом виде просто началась революция. Все поняли, что можно бороться на равных с теми, кто лидирует по 20 лет в этой дисциплине, как белорус Сергей Мартынов, например.

— Похоже, верхнего возрастного предела вообще нет. А нижний?
— У нас есть рекомендации начинать с 13 лет. Пистолет весит всего килограмм, бывают даже легче, но все равно пистолет надо крепко держать. Если у молодого человека недостаточно крепкие руки и не сформировался скелет, надо подкачаться. Я пришел в секцию стрельбы параллельно занимаясь легкой атлетикой, лыжами и футболом. Мне это помогло. Я был всесторонне развит, и буквально через полгода уже появились результаты, и я стал кандидатом в мастера спорта.

— Куда сегодня можно пойти детям, чтобы заняться спортивной стрельбой?
— В Москве есть по крайней мере три места, где берут ребят в спортивную секцию по стрельбе абсолютно бесплатно: ЦСКА, «Динамо» и Академия физической культуры, где есть два тира. Пожалуйста, приходите, приводите детей. В 13 лет ребята начинают, а в 16 становятся чемпионами, у нас результатов начинают добиваться достаточно быстро.

— В каждом современном виде спорта есть профессиональные заболевания. В стрельбе профессиональной, видимо, можно считать болезнь сердца, потому что необходимость в предельной собранности постоянна, и сердце от этого страдает первым. Известен случай, когда болгарскому спортсмену, стрелявшему рядом с вами, стало плохо из-за перенапряжения.
— Хорошо помню это соревнование с болгарином Кирияковым, он один из старожилов нашего вида. Каждый раз, несмотря на возраст, он оказывается в финале и портит всем нервы и себе тоже. (Улыбается). Стрельба - эмоциональный вид спорта. На мой взгляд, у нас страдает душа, а не сердце. А с сердечными проблемами можно справляться. Когда сердце начинает колотится в ответственную секунду, надо превозмочь себя, успокоится, сердце остановить и попасть в десятку.

— Спокойствие - это необходимое условие для стрелков или кому-то, может быть, наоборот, легче попасть, когда сердце 180 ударов в минуту делает?

— Все зависит, конечно, от индивидуальных способностей. Думаю, если на тренировке отработать, то можно в центральную пробоину попадать и с повышенным пульсом, но все стараются все-таки успокоиться.

— В современной стрельбе важна не только меткость, но и быстрота. Это доказывают китайские стрелки, использующие скорость как давление на противника.
— Они давят на соперника в первую очередь своими болельщиками, которые их активно поддерживают. Если болельщики видят, что их спортсмен попал в хорошую пробоину, они начинают кричать, топать и хлопать, и в таком шуме очень сложно сосредоточиться, довести до конца свою работу.

— Вы известны своей активной позицией в борьбе за популяризацию и зрелищность стрельбы.
— Я всегда был сторонником привлечения динамизма в наш спорт, потому что статика и безумные шоры, которые надевают некоторые спортсмены, губят всю зрелищность. Еще я считаю, что все виды спорта должны быть понятны непосвященному зрителю. Мне также не нравится то, как определяются финалисты. Зачастую борьба в финале становится неинтересной, потому что в него выходят только многолетние лидеры, а спортсмены занимающие 7-е или 8-е место туда попасть просто не могут. Честно, я бы хотел поменять все. Я считаю, что нужно стрелять не на результат, а на «попал - не попал», поменять форму мишени. Для нас сейчас главное, чтобы стрельба стала понятной и привлекательной для зрителей. Пока на наши соревнования почти никто не ходит. Если зрители есть, то только на финалах, где, собственно, и появляется динамика. Но опять же, на мой взгляд, часто финал затягивается, а он должен длиться не более 20 минут.

— Вы говорили, что занимались лыжами, у вас никогда не было желания попробовать себя в биатлоне?
— У меня были предложения, но я получил травму несовместимую с профессиональным занятием лыжами. Так что на стрельбе пришлось остановиться окончательно.

— Вам не обидно, когда в биатлон приходят один за одним бывшие лыжники, которые толком стрелять не умеют и считают это не нужным? Вот, норвежец Ларс Бергер, например. Они с Бьорндаленом, кстати, все время выступают не только в биатлоне, но и в гладких лыжах.
— Наша стрелковая федерация для биатлонистов разработала тренажер, с помощью которого можно за короткое время обучить стрелять лыжника, причем результаты появляются достаточно быстро. Биатлонистам осталось научиться хорошо бегать на лыжах, а со стрельбой мы их подтянем.

— У вас бывает, как в биатлоне, когда стреляют по чужой мишени?
— На афинской Олимпиаде американец Эванс перед последним выстрелом, имея уже практически золотую медаль на шее, просто выстрелил в соседнюю мишень и попал в десятку. Австриец, это была его мишень, с шестого места поднялся на третье и был бесконечно счастлив. Американец же не очень сильно расстроился: к тому моменту у него уже были золотые медали за предыдущие этапы.

— Подведите итоги, что произошло в российской стрельбе за четыре года после Афин? Куда мы движемся?
— Мы растем. У нас появились резервы. Особенно если брать мое упражнение: пневматический пистолет, произвольный пистолет. Раньше мы конкурировали только с Владимиром Исаковым, сейчас же в России нас уже пятеро с равными результатами, причем все пять в мировой десятке. В других упражнениях Россия везде представлена в мировой десятке. Артем Хаджибеков уже много лет возглавляет рейтинг в своем виде.

— Перед Афинами ситуация была примерно такая же?
— Нет, конечно. У нас была единственная золотая медаль в Сиднее - у Сергея Алиференко. Мы не чувствовали себя в такой силе. Думаю, сейчас ситуация изменилась. У нас в федерации было собрание, где главный тренер Олег Александрович Лапкин сказал, что все эти четыре года они стремились сохранить нас всех разных: из разных возрастных групп, с разным подходом к тренировкам, - и дали возможность все еще и прибавить в своих результатах и возможностях.

— Насколько конкуренция вам помогает и насколько нервирует? В вашем упражнении как раз появился 20-летний чемпион Леонид Екимов, не обидно?
— У России 17 лицензий, и от нашей страны едет максимальное количество спортсменов, такого еще не было ни разу. Мы будем представлены во всех видах стрелковой программы. Каждый, кто получил лицензию, может выступать в любых видах, но максимально в двух. Кто будет участвовать в том или ином виде в определенный день, будут решать тренеры сборной. Есть прописанные критерии отбора, но часто эти решения принимаются непонятным даже для самих спортсменов образом.

— То есть, приезжая на Олимпиаду, вы зачастую не знаете, поставит вас тренер на линию огня или нет?
— Да, все это решается за два дня до начала упражнения. Это очень нервно. Я завидую тем видам спорта, где розыгрыш именных лицензий происходит за полгода или за год до Олимпиады и спортсмены знают, что они точно будут выступать.

— У вас как у одного из самых титулованных стрелков есть преимущество перед другими спортсменами?
— Никаких. Это даже хорошо. Потому что все время нужно бороться за место в команде, за результаты и поддерживать себя в тонусе. Хотя есть и другие способы мотивации. Артем Хаджибеков как-то сказал мне, что, стреляя в финале, он думает о своих друзьях и том, чтобы остаться для них тем, кем они его считают. Как Зорро.

— Как удается справиться с собой в тот момент, когда необходима предельная концентрация? Ведь для стрелков часто именно Олимпиада становится единственным шансом заявить о себе всему миру, и этот шанс выпадает раз в четыре года.
— Инструментов, кроме доброго слова тренера, никаких нет. Он может в последнюю минуту укрепить в тебе уверенность в собственных силах или разрушить ее навсегда. Перед моими глазами были такие примеры, когда перед финальной серией человек был первым, а после становился последним. Бывало и наоборот.

- В чем разница между китайским и российским подходами к стрельбе?
— Мы научили китайцев стрелять, а теперь пожинаем плоды. У них огромное количество спортсменов, как говорится длинная скамейка и, следовательно, большая внутренняя конкуренция, что рождает технического чемпиона, то есть результат. У них в команде нет индивида, самородка, как, например, у нас Леня Екимов. У них всегда стабильно высокий результат, а у нас все происходит скачками: мы к ним подбираемся, побеждаем, потом отходим.

— Что значит «научили стрелять»?
— Наш тренерский коллектив в 1990-е годы работал в Китае. Весь мир учился стрелять по нашему базовому учебнику - «Стрелковый спорт» Юрьева.

— Насколько возможно противостояние мужчины и женщины в стрельбе?
— Ежегодно финал кубка мира заканчивается трофи турниром, в котором выступают победители во всех видах и мужчины, и женщины, вместе. Каждый сам выбирает себе тип оружия: или винтовку, или пистолет, - и происходит розыгрыш первенства. Очень трудно сказать кто имеет преимущество - мужчины или женщины: все зависит от индивидуальных способностей.

— Почему мужчины и женщины не соревнуются вместе на Олимпиадах, если у них адекватные результаты?
— Это решение международной федерации. Так, например, у нас большие проблемы с размещением рекламы на экипировке, на стрельбище, на оружии и так далее. Еще в 1960-е годы принималась олимпийская хартия и была объявлена война с коммерцией в спорте. Оттуда все эти запреты перебрались в наши правила и там остались. Времена меняются, и у всех есть спонсоры, которые платят деньги за определенные услуги, надеюсь, вскорости этот атавизм с запретами отпадет и в нашем виде.

— Если вернуться к истокам, получается, что в вашем виде присутствует романтика гусарства, а у винтовочников - романтика охоты? Наверное, тут развиты и другие чувства, и другие характеры?
— Разница есть, конечно. У нас стрельба статичная, а у них сплошной динамизм. Они стреляют на открытом воздухе в любую погоду. У меня друг тарелочник - Олег Филиппов. Так что о разности характеров знаю не понаслышке. Он более стремительный, подвижный, я же всегда считаюсь спокойным во всем.

— Нам попалось одно интервью, в котором вы сожалеете, что в современной жизни нет дуэлей, это правда так думаете?
— Видимо, я сказал это во время решения квартирного вопроса, когда мне пришлось плотно общаться с чиновниками. Многие люди, думаю, попадая в похожую ситуацию обмана и корысти, также как и я вспоминают с тоской правила чести ХIX века.

— Среди спортивных стрелков есть негласные договоренности о спортивной чести?
— В стрельбе, также как и в других видах, остро стоит вопрос об использовании допинга. В наших правилах есть статья, по которой тренер на линии огня, смотря в лицо спортсмену, может определить самостоятельно, в состоянии тот выступать или нет. Дисквалификация за принятие допинга на два года или пожизненно. Я с этими решениями федерации согласен, потому что допинг - это нечестная игра, и с ней надо бороться.

— Долгое время у нас обсуждалось и обсуждается до сих пор разрешать ли ношение оружия гражданским людям. Что вы думаете по этому вопросу?
— Я начну с другого. Зачем человеку оружие? Для ношения оружия должна быть определенная цель: либо ты занимаешься спортом, либо ты охотник, а для других целей оружие не нужно. Суворов сказал правильные слова: «пуля - дура, штык - молодец». Неизвестно, куда она полетит. Мы, стрелки, очень дорожим своим оружием, как музыканты своими инструментами. Для меня мой пистолет золотой, без него я никто.

Источник: «Весь спорт»

Читайте также:
Афанасий Кузьмин - «От Кривошеево до Пекина... Выстрел длиною в 61 год»
Александр Петрив - «На самом деле у меня... близорукость «минус два»
Мэтт и Кэти - «Американская трагедия, или дежавю Мэттью Эммонса»
Александр Петрив - «Друзья называли меня сумасшедшим»
Елена Костевич - «Усталость побеждаю интенсивными тренировками»
Ольга Кузнецова - «Золотая пуля Ольги Клочневой (Кузнецовой)»

К литературе ФорумНа Главную
© shooting-ua.com  ●  2006-2019  ●  Все права защищены  ●  Автор сайта и форума Shooting-UA «Стрелковый портал Украины» – Батраков Сергей  ●  E-mail: batrakov@bk.ru